Как-нибудь я полностью расскажу историю последних десяти лет и как с помощью психотерапии я выгребал из себя травмы, вирусные установки, барьеры и ограничения, в том числе, как у меня появилась травма связанная с бизнесом. С 2010 по 2018 год я не мог самостоятельно делать бизнес, так как психике было невероятно страшно, и мысли про то, чтобы сделать свой бизнес просто растворялись.

Но все эти годы внутри меня была уверенность, что это временно и я стану предпринимателем. В 2015-2016 годах я делал пет-прожекты, в которых я был одним из партнёров [одному страшно, а разделить с кем-то ОК]. Самым прикольным пет-прожектом была пиццерия на вынос, в которую мы с партнёром инвестировали около 2 млн руб. на двоих и закрыли через полтора месяца после запуска, так как ошиблись с локацией.

В мае 2018 года на очередной встрече психотерапевтической группы у Каминат Касимовой у меня снизилась очередная травма, которая не давала мне сделать Мету и я сразу же стал собирать команду.

Важно научиться слушать голос своих истинных потребностей и интересов

К тому, чтобы сделать Мету я шёл 4 года с 2014 по 2018 годы. Все эти годы во мне зрела уверенность, что я стану предпринимателем, что найм мне не интересен и что это неизбежно произойдёт, просто нужно усердно работать.

С 2014 по 2017 годы я плохо понимал ЧТО конкретно нужно сделать для этого, поэтому я жил давая этому желанию окрепнуть, сформироваться и дойти до конкретных действий.

В 2017 году я постепенно начал придумывать как я выйду из найма [тогда я работал в chatfuel.com], писал большие планы, но ничего не делал, так как что-то не давало. Я приносил это психотерапевту и он говорил «слушай, у тебя приличная травма, не гони, просто ходи на психотерапию и возможность действовать разблокируется».

В июле 2017 года истекал контракт между Яндексом и Chatfuel, по которому я и моя яндексовая команда работала над Chatfuel и Дима Думик решил, что не подхожу проекту и уволил меня.

Мне тяжело далось это увольнение, так как я сделал половину продукта Chatfuel своими руками и чувствовал его своим ребёнком, я любил команду, мне было дорого общение с Пашей Шишкиным, моим близким другом и коллегой на тот момент.

Я походил по Яндексу, Рома Чернин, мой предыдущий прямой руководитель, мне ничего не предложил [тогда я сильно на него обиделся за это], Митя Иванов позвал в Дзен чо-то там делать, но всё было не то.

При этом, часть меня говорила: «Братан! Ты же мечтал об этом! Теперь ты не в найме и можешь становиться предпринимателем».

Ну то есть часть меня, которая привыкла работать в найме ещё пару месяцев искала разные варианты, но другая часть меня ликовала и готовилась к чему-то захватывающему.

Сейчас я понимаю, что какая-то мудрая часть меня привела меня к тому, что меня уволили и летом 2017 года я остался без работы. И это было супер позитивное событие для меня.

При этом, делать бизнес я ещё не мог, поэтому начал зарабатывать на самозанятости: консультировании стартапов/команд в корпорациях и тренингах по кастдеву. И ходил раз в неделю к психотерапевту, чтобы снять блоки перед тем, чтобы делать бизнес.

Очень важно учитывать свои интересы и не идти за манящими картинками, которые не совпадают с твоими приоритетами

С 2017 года я встречал большое количество человек, которые предлагали что-то поделать: сделать какой-то стартап, пойти в найм, распилить государственные деньги [люди, вам не стыдно?]. Некоторые из этих предложений были действительно интересными и я мог на них неплохо заработать.

Но каждый раз я отказывался, так как мудрая часть меня говорила: «чувак, ну это не то, ну комон», и я отказывался, так как чувствовал, что это шаг в сторону [или вообще назад] с моего пути.

Я ни в коем случае не утверждаю, что путь, по которому я шёл и иду верный. Например, я принципиально не искал инвестиции в Мету, чтобы у меня были выше ставки [skin in the game] и я бóльшему научился, так как рисковал бы своими деньгами.

[Конечно, на Мету в России врядли 2 года назад адекватные инвесторы бы дали деньги]

Страхи и боль—постоянные спутники предпринимателя

С 2017 года страх и неопределённость стали постоянными спутниками в моей жизни:

  • Летом 2017 года мне было страшно, что я не найду источник заработка. Была финасовая подушка, но она быстро заканчивалась.
  • Летом 2018 года мне было страшно, что рынку не нужен сервис подбора психотерапевтов, что никто не присоединится к команде, что у нас не получится создать продукт и бизнес.
  • Летом 2019 года мне было страшно, что Мету не удастся вывести в операционный ноль, что мы плохо понимаем что делать, что у нас не удаётся выстроить процессы операционки [только сейчас выстраиваем 😭]
  • Сейчас мне страшно, что мне не получится привлечь инвестиции на Focus Calendar, который я делаю в свободное от Меты время. У меня нет опыта общения с инвесторами, слабый английский и MVP пока что не готов.

Это НЕБОЛЬШАЯ часть всех страхов, что терзали меня все эти годы. За что-то постоянно страшно: что уйдёт классный сотрудник [уйдёт и это больно], что классный кандидат не примет оффер [не примет и это больно], не выстрелит большая гипотеза, в которую ты со всех сил веришь [не выстрелит и это больно], что у тебя хватит сил пережить эту неделю [хватит, но в процессе будет больно].

За эти три года было очень много боли, когда что-то не получалось. А не получалось примерно всё и примерно всё время. Особенно больно осознавать и исправлять свои ошибки, которых было очень много.

Предпринимательство—это очень быстрые и большие изменения. Страх—это эмоция, которая не пускает в изменения. Боль—эмоция, которая сигнализирует о том, что изменения идут, ведь 90% гипотез не подтверждаются.

Со временем растёт толерантность к страху и боли

Психология знает, что страх—это эмоция, которая не даёт делать что-то новое и потенциально опасное. Страх—это пограничник в новый опыт. Эволюционно он был полезен, но уже неадекватен текущему контексту жизни.

Так что единственный выход—каждый раз, когда испытываю страх—вспоминать, что это означает лишь: «чувак, это всего-лишь означает, что ты ещё это не делал. Ты не умрёшь, никто не умрёт. В худшем случае пойдёшь работать в Сбербанк» и делать страшное.

Бóльшая часть того, что меня пугало в 2017-2019 годах, сейчас вызывает скорее спортивный интерес: так, а получится это? Нет, не получилось, говно. Так, а это получится? Нет. А это? О, получилось, кайф.

Толерантность к боли тоже растёт. Раньше боль увлекала на 100% и медленно отпускала. Сейчас, то, что раньше вызывало боль, превращается в короткий и конструктивный всплеск «СУКА! БЛЯДЬ! Так, как это починить?!».

Нужно постоянно искать свои слепые зоны

Недавно я прочитал простой, но очень важный для меня тезис: «сегодняшние проблемы—это следствие ошибок [или отсутствия] вчерашнего планирования».

Поскольку бóльшая часть ошибок, которые мы совершали в Мете—это следствие моих слепых или слабых зон, то для того, чтобы завтра Мета не страдала, мне нужно сегодня искать свои слепые зоны и чинить их, чтобы завтра Мета столкнулась с более сложными проблемами на бóльшем уровне выручки и стабильности.

Какие слепые зоны я находил и как чинил:

  • не умел в юнит-экономику → прошёл курс Ильи Красинского Product Heroes. Хотя стоит ещё подтянуть
  • не умел нанимать → три раза переизобретал процесс найма. Сейчас вроде ОК
  • не умел вовремя замечать слабые сигналы о том, что сотрудник не перформит и вовремя расставаться → перепридумал процесс 1on1’ов и стал искать опытных парт-тайм руководителей на разные направления
  • своей тревогой и эмоциональными просадками я сильно влиял на эмоциональное состояние команды → больше инвестировал в то, чтобы я был в ресурсе и стал осознанно фокусироваться на том, чтобы снижать свою тревогу в общении с командой

Впервые осознавать и чинить свои слепые зоны ОЧЕНЬ БОЛЬНО, эго бьётся в конвульсях

Халявы не бывает

Периодически с некоторыми частями Меты я включал поведение «ну за это есть ответственный сотрудник, там скорее всего хорошо», что переводится на человеческий «мне лениво с этим разбираться, не хочу с этим сталкиваться, сделаю вид, что всё ок».

Последние месяцы меня очень увлекает тезис, что жизнь—это агент энтропии, который за счёт локального снижения энтропии с применением энергии увеличивает глобальную энтропию. Из этого тезиса следует, что для того, чтобы получить ЛЮБОЙ результат, нужно потратить энергию.

Понятно, что есть умные способы потратить энергию [применить ментальные модели, делегировать] и глупые [перепробовать абсолютно все варианты, которые придут в голову, микроменеджерить], но энергию всё равно придётся потратить.

Как минимум, мне нужно было закопаться и изучить как у нас с операционкой, процессами и логикой подбора психотерапевтов, но мне было ЛЕНИВО, мне неинтересно было туда погружаться и я надеялся на халяву.

Это моя слепая зона, которую я лечу сейчас.

Появляется ощущение настоящей свободы

Большое количество циклов «Решил проверить гипотезу > сделал» на уровне продуктов и бизнесов приводит к ощущению того, что ты можешь сделать вообще всё, что захочешь.

Нет, не так.

ВОЗМОЖНО ВООБЩЕ ВСЁ, ЧТО ТОЛЬКО МОЖЕШЬ ЗАХОТЕТЬ.

В рамках законов государств, физики, этики и здравого смысла, конечно.

До пандемии 1/4 года я работал не из Москвы—с моречки/из Европы/из леса.

Сейчас я делаю два продукта, которые считаю очень крутыми и важными.

Я работаю с ОФИГИТЕЛЬНЫМИ людьми и специалистами. Вероятность, что мне удалось бы в найме попасть в такую же команду стремится к нулю.

И это ощущается как свобода.