Серж Фаге—предприниматель, который сейчас строит группу биотехнологических компаний, основатель нескольких технологических стартапов и компании «Ostrovok». Поговорили о хаосе и порядке, о том, что есть за пределами рационального мира, как слышать внутренние желания и следовать за ними, как принимать решения, основываясь на интуиции.

Что обсуждаем

<<00:00:00>>
Старт

<<00:01:04>>
Серж рассказывает о себе и о своих интересах

<<00:07:52>>
"Реальность во многом создает то, как я к ней отношусь"

<<00:13:20>>
"Рациональное — это только маленький кусочек реальности". А что есть кроме рационального?

<<00:20:31>>
Зачем развивать чувствительность и внимательность к себе?

<<00:31:27>>
Как интуиция помогает принимать решения?

<<00:40:15>>
Зачем Серж триггерит людей и нарушает правила?

<<01:04:21>>
"Эго и его игры — один из главных челленджей на жизненном пути". Как Серж находит и развивает свои суперсилы?

<<01:16:01>>
Как слышать внутреннее желание и следовать за ним?

<<01:38:36>>
Как прокачать готовность быстро действовать и меняться?

<<01:55:16>>
Серж рассказывает об установлении контактов с людьми

<<02:00:42>>
Учимся видеть и расшатывать правила

Книги и ресурсы, о которых говорится в выпуске

Расшифровка

<<00:00:00>>
Ваня Замесин: Серж, привет.

<<00:00:01>>
Серж Фаге: Привет, Вань.

<<00:00:03>>
Ваня Замесин: Меня зовут Ваня Замесин, это подкаст, в котором я зову интересных мне ребят и изучаю, как устроена их картина мира. Я получаю большую ценность, общаясь с интересными людьми, чтобы посмотреть через то, как они смотрят на мир.
Серж, мне с тобой интересно поговорить про то, как ты смотришь на мир, что тебя интересует, как ты к этому пришел. С частью вещей, которые ты транслировал, я категорически не согласен — был не согласен, и отчасти у меня это несогласие сохраняется. И, с другой стороны, я в тебе вижу ряд черт, ряд твоих особенностей, которые мне супер-интересно изучить, которыми… Частью твоих черт я восхищаюсь и хочу в это сегодня закопаться.
Ты предприниматель, ты… Я не супер-глубоко погружен в то, что ты делал, знаю, что делал «Ostrovok». Расскажи в двух словах о себе.

<<00:01:04>>
Серж Фаге: Да, конечно. Я родился в Новосибирске, я вырос в семье ученых. Я учился потом в Корнелле и в Стэнфорде, в бизнес-школе. Немножко работал в Гугле в Калифорнии, в 2006 году. Потом запустил и продал компанию по видео-коммуникациям. Потом построил «Ostrovok» - довольно большая компания по тревелу. Перед началом ковида мы делали оборот больше миллиарда долларов в год. И сейчас я строю группу биотехнологических компаний вместе со всякими прикольными учеными из MIT и Оксфорда. И мы, по сути, создаем новые способы анализировать очень большой объем данных в человеческой крови.
И принимать на базе этого решения для медицины, для страхования, для других разных интересных секторов. И у меня в жизни три вещи, которые играют очень большую роль. Первое — это группа компаний, которую я строю, потому что это такая часть моей более долгосрочной дуги того, что я хочу в будущем, я хочу строить технологии будущего, хочу в сингулярность. Второе — это личное развитие и всякое более качественное и глубокое понимание самого себя и того, каким образом я создаю этот окружающий меня мир. И третье — это то, чтобы строить глубокие отношения с людьми вокруг. У нас с тобой тоже очень много общих друзей, такое очень тесное комьюнити людей, которые общаются друг с другом глубоко, друг друга поддерживают и очень сильно развивают.
Вот для меня это три вещи, которые, наверное, самую важную роль играют в моей жизни сейчас.

<<00:03:24>>
Ваня Замесин: Ты мне очень интересен. При этом есть большое количество вещей, в которых я с тобой категорически не согласен. Прям кардинально, фундаментально. И большое количество вещей, которые ты пишешь, часть вещей, которые ты делаешь, у меня вызывают типа what?

<<00:03:45>>
Серж Фаге: Триггерит.

<<00:03:46>>
Ваня Замесин: Триггерит. Удивляет, раздражает, злит. Я хочу узнать, какой ты, что тебя интересует, как ты пришел к тому, что ты изучаешь, к тому, что тебя интересует. И хочу изучить эту часть, которая триггерит. Кажется, ты триггеришь людей. Зачем? Как так получается? Давай начнем с того, что тебе интересно. Расскажи, как ты смотришь на мир, какие у тебя интересы.

<<00:04:18>>
Серж Фаге: Мои интересы, они постоянно меняются и постоянно развиваются.

<<00:04:27>>
Ваня Замесин: Есть ли в них что-то постоянное?

<<00:04:31>>
Серж Фаге: Есть вещи, которые, скажем так, пока не изменились. Мне очень интересны технологии и развитие человечества. Мне очень интересно какое-то глубокое саморазвитие и поиск себя. Мне очень интересно создание глубоких отношений с людьми. Мне очень интересно просто понимать, достраивать какую-то большую картинку мира и строить модельки, а затем смотреть, как они разбираются снова и переделываются снова, разбираются снова, переделываются снова.
Мне очень нравится учиться, если назвать это менее метафизическим образом. И мне очень нравится жизнь. Мне кажется, что жизнь это какая-то очень кайфовая шутка, в которой, в общем-то, интересно и прикольно все — и какие-то очевидные вещи, типа кайфов, секса и исследования себя, и какие-то неочевидные вещи. Мне кажется, что испытывать страх или испытывать злость — это тоже что-то прикольное. И я часто ищу новые ощущения. И это часть ответа на твой вопрос — зачем я триггерю людей.
Потому что мне интересно смотреть, во-первых, что будет, играть. Я считаю, что жизнь — это игра. Или, скорее, коллекция разных игр. И что мне в общем-то кайфово со всеми играми в той или иной мере. Хотя, конечно же, я предпочитаю играть в то, чтобы быть богатым, чем в то, чтобы быть бедным. Но при этом если завтра все развалится и будет какая-нибудь третья мировая война — будем сидеть на осколках цивилизации и кайфовать.

<<00:06:58>>
Ваня Замесин: Давай чуть-чуть про — ты говоришь, «мне интересно смотреть, как устроен мир, собирать модельки и разбирать, обучаясь собирать видимо на другом уровне». Давай пример одной модельки. Как ты сейчас, какую модельку ты понял и такой — фак!, собрал-разобрал.

<<00:07:15>>
Серж Фаге: Мы можем пойти к какой-то очень большой, какой-то абстрактной, которая очень про то, как устроен мир на каком-то супер-большом уровне. Либо мы можем пойти в какую-то очень маленькую и конкретную штуку, просто из повседневного какого-то бизнеса, какую-то практическую. Куда бы ты хотел?

<<00:07:36>>
Ваня Замесин: Давай возьмем такую штуку, про которую ты думаешь, она тебя увлекает, и такой — фак, вот это крутая штука! Только давай ограничим по времени, чтобы ужать смысл. Чтобы не уходить глубоко в детали.

<<00:07:52>>
Серж Фаге: Раньше я думал, что существует некая жесткая объективная реальность, в которой я живу как такой предмет. Как существо, которое ограничено, условно говоря, законами физики и всякими другими штуками.
А сейчас как-то стало понятно, что во многом я эту реальность создаю. И то, как я про что-то думаю — таким оно для меня становится. И это штука, которая… Это такая большая арка, большая такая дуга изменений в том, что мне кажется, что все больше вещей на самом деле субъективны тотально. Я просто вижу, что со временем я понимаю, что реальность более субъективная, и что то, как я к ней отношусь, ее очень во многом создает. Это такая очень абстрактная метафизическая штука.

<<00:08:44>>
Ваня Замесин: Ты к ней пришел из опыта… Как ты к ней пришел? Не только как ты к ней пришел, а как она влияет на твое поведение?

<<00:08:53>>
Серж Фаге: Я к ней пришел через то, что… У меня была какая-то очень конвенциональная жизнь.

<<00:09:02>>
Ваня Замесин: Что такое конвенциональная?

<<00:09:04>>
Серж Фаге: Я очень хотел заработать много денег, купить себе Феррари и всякие такие…

<<00:09:11>>
Ваня Замесин: А, короче, наследованные от родителей и общества принципы и правила.

<<00:09:13>>
Серж Фаге: Да, да. И потом так получилось, что я в довольно раннем возрасте заработал много денег и это все себе купил. И мне не было кайфово. То есть мне казалось, что было что-то, что должно было прямо… Вот короче, теперь моя жизнь будет офигенной и у меня не будет никаких проблем.
А на самом деле было какое-то глубокое разочарование, после которого я еще какое-то время шел в таком конвенциональном формате погони за чисто деньгами, за властью и такого рода вещам. А потом в какой-то момент я понял, что мне очень кайфово вот это исследование себя, исследование глубоких отношений с другими людьми. И я начал как-то взаимодействовать с тем, что я делаю — а я делаю тоже… Я понимаю, что сейчас для многих людей то, что я говорю, звучит как супер-абстрактная завыдуманная вещь.
Но у меня она проходит в том числе в том, как я принимаю решения на тему каких-то вещей в бизнесе. Когда я собеседую человека, что я делаю? Я просто слушаю, как он говорит, и слушаю, звенит ли у меня какая-то штука, что вот этот человек мне резонирует. Если звенит, что резонирует — значит делаем, прямо сильно в это ныряю. Если звенит, что не резонирует — значит не делаем. То есть такая операция на интуицию. Я не провожу время — думать, что вот теперь нужно написать отчет о том, что мне понравилось в этом собеседовании. Это какая-то вот как раз… Раньше очень много вещей, где я пытался словами выразить какие-то вещи и думал, что ключ к тому, чтобы что-то понять — это написать фразу, которая это описывает. Это нифига не так.
Ключ к тому, чтобы что-то понять — в том, чтобы ощутить это как-то. Это опять-таки какое-то метафизическое слово «энергетически», но это то, что ты как-то чувствуешь, как будто твое сознание сжало этот сигнал в очень какую-то маленькую штучку. И это просвечивается везде. Это просвечивается в работе. Это, понятно, просвечивается в том, что… Вот у меня тут недавно открытие: я вчера был на очень крутой эротической вечеринке, где соблазнил, переспал с шестью девушками. И для меня открытие было, что секс — это вообще не про то, чтобы сказать какие-то слова, какую-то череду слов, которая ее убедит. Вообще не то. То есть это про то, чтобы вызвать в себе внутри какое-то энергетическое ощущение такое, и потом передать его другому человеку — через прикосновения, через запахи, через что-то еще. Это работает намного лучше.
Это тоже такой пример. Потому что я — человек из семьи математиков. Я родился в Академгородке в Новосибирске, среди людей рациональных. И я человек, который занимается — мой бизнес это вещи, связанные с биотехнологиями и с тем, чтобы из протеиновой ДНК строить какие-то программируемые устройства, которые анализируют твою кровь. Я к чему это?

<<00:13:15>>
Ваня Замесин: Сейчас, очень интересно, кстати, про то, чем ты занимаешься — мы обязательно уделим этому время.

<<00:13:20>>
Серж Фаге: Я просто к тому, что я не какой-то чувак, который сидит на Бали на пляже и ничего не делает, и который совсем отлетел. Я человек, именно исходящий из очень рационального места с точки зрения той среды, в которой вырос и того, чем я занимаюсь.
И при этом я нашел, что вот это рациональное — оно вообще… Это только маленький кусочек реальности. И очень маленький кусочек даже действий, практически. Допустим, намного проще соединяться с людьми через энергетический коннект и через то, чтобы вызывать в себе такое ощущение, которое хочется им передать.
Я чувствую, что когда я знакомлюсь с каким-то человеком, то очень важно не придумать какой-то хитровыдуманный логический аргумент, который его убедит, что со мной стоит общаться, что я крутой. А нужно именно погрузить себя в такое состояние, которое передает другому человеку какую-то энергию.
Допустим, вот очень практично: я люблю заводить себя, рассказывать про то, как мне интересно то, чем я занимаюсь в плане работы и технологий, и другие люди это чувствуют и считывают это. И за счет этого наша коммуникациях их утягивает, они меня запоминают и хотят со мной работать. И это помогает очень практично убеждать людей. Недавно один из наших общих друзей мне сказал такую идею о том, что секс, танец, убеждение или продажи в бизнесе — это все одно и то же. Это все одна и та же штука про то, что ты опускаешься в какое-то ощущение и передаешь его другому человеку, и это его затягивает. Потому что в мире мало таких ощущений, и люди на них очень падки.

<<00:15:28>>
Ваня Замесин: Правильно я тебя слышу, что ты говоришь, что есть система координат рационального мышления и рационального принятия решений — и это далеко не полная картина мира?

<<00:15:39>>
Серж Фаге: Да.

<<00:15:40>>
Ваня Замесин: И есть огромный, очень мощный пласт про энергию, ощущение, вход в энергетический контакт с другими людьми, в ощущенческий контакт, и это позволяет многое делать сильно круче, сильно прикольнее?

<<00:15:52>>
Серж Фаге: Да, именно так.

<<00:15:55>>
Ваня Замесин: Зачем тебе это? Зачем тебе по-другому или сильнее что-то делать?

<<00:16:00>>
Серж Фаге: Это просто такая игра, я в нее играю. То есть у меня есть игра про то, что я хочу построить компанию на триллион долларов. Или я хочу привести человечество к сингулярности. Или я хочу жить вечно. Это просто такие типы игры, которые я для себя выбрал, чтобы в них поиграть. Просто потому, что так захотелось.

<<00:16:25>>
Ваня Замесин: И там есть мета-игра — сингулярность, и в нее входит био-компания?

<<00:16:34>>
Серж Фаге: Да-да. То есть какая-то большая, долгая мета-игра, в которой я просто вижу горизонт 50 лет, условно говоря. Я не смотрю особо дальше, чем 30-50 лет. И при этом эта игра, она сводится к каждому моменту. Я знаю, что эта игра сводится к тому, что я сейчас передаю какое-то энергетическое ощущение тебе, которое, я надеюсь, тоже дойдет до твоих слушателей, и может быть, через это появится что-то, и где-то появится кто-то, с кем можно будет лучше играть в эту большую мета-игру. То есть каждая штучка, которую мы делаем сегодня, каждая секунда нашей жизни, она тоже существует в этом горизонте на 30 или 50 лет вперед.

<<00:17:31>>
Ваня Замесин: Звучит, я слышу, как труд. Такой — цель, план на декаду, план на пятилетку.

<<00:17:42>>
Серж Фаге: Нет. Ну, то есть это, конечно, часто бывает сложно. То есть я…

<<00:17:52>>
Ваня Замесин: Что именно бывает сложно?

<<00:17:56>>
Серж Фаге: Пересобирать модели. Потому что когда ты пытаешься играть в такую большую — когда я пытаюсь играть в такую большую игру - то нужно очень многое изобретать почти с нуля. И в результате многие вещи не работают, их нужно переизобретать. И это челлендж.
То есть, когда у меня какая-то прошлая модель ломается и новая модель еще не сформировалась, то это неприятное такое… Ну, не то, что неприятное — это сложное ощущение. Но я не считаю это трудом — я считаю это игрой.

<<00:18:40>>
Ваня Замесин: Давай пример модели, сейчас без примера непонятно.

<<00:18:46>>
Серж Фаге: Это может быть какая-то мелочь — то, что я у себя в голове выстроил. Что какой-то человек, который у меня есть, я его сейчас сделаю СЕО одной из моих компаний.

<<00:18:57>>
Ваня Замесин: Я понял.

<<00:18:58>>
Серж Фаге: И потом оказывается, что этот человек не готов, и что он хочет играть только роль поменьше. И это означает, что на меня сейчас сваливаются какие-то дополнительные штуки…
И это означает, что… А я уже себе придумал, что вот этот человек будет выполнять вот эту роль. И когда вот эта фантазия моя разбивается о скалы реальности, то это сложно, тяжело. Но я не скажу, что это труд.

<<00:19:34>>
Ваня Замесин: К труду мы еще вернемся попозже. Давай сейчас вернемся к этому пласту реальности — энергетическому, ощущенческому. Он для тебя работает. Он для тебя работает в отношениях и с твоей мета-целью, и в других, в которых ты кайфуешь. Давай чуть больше ее поописываем. То есть про конвенцию как жить жизнь и зарабатывать бабки все понятно. Про это нихрена непонятно. Давай, не знаю, принципы выведем, кейсы, ситуации, какие-то простые механики, которые работают.

<<00:20:12>>
Серж Фаге: Это сложный вопрос, потому что если бы это было так легко описать, то подавляющее большинство общества не сидело бы в этих простых конвенциональных модельках.

<<00:20:30>>
Ваня Замесин: Давай попробуем. Это же супер-интересно.

<<00:20:31>>
Серж Фаге: Мы можем попробовать. Одна из вещей, очень конкретная — нужно развивать свою чувствительность к вещам кроме текста, который бежит у меня в голове, у кого-то в голове. Я раньше считал, что реальность или мое сознание — это, в основном, то, что я говорю в голове некий текст, который «это я так думаю».
А там есть еще много чего. Там есть все эмоциональные, соматические ощущения в теле, и так далее — это тоже сигнал. Там есть, если говорить из рациональной парадигмы, есть наш мозг. У него большая часть задействована под вещи кроме этой бегущей строки текста. И эта штука, она умеет много чего очень хорошо обсчитывать — там серьезные алгоритмы, которые разработаны за миллионы лет. И когда ты садишься с человеком, и ты чувствуешь какой-то легкий щелчок дискомфорта, то ему можно доверять. Потому что эта интуиция — это штука, которая вышла через эволюцию за очень большое число лет, где мы учились понимать, можно ли кому-то доверять, другому человеку.
И думать о том, что твоя эта жалкая строка текста, что ты этой примитивнейшей штукой можешь сесть и расписать плюсы и минусы того, что ты можешь доверять этому человеку — это полная фигня. Эта штука, этот алгоритм интуитивного доверия, он намного более продвинутый. И если ты не доверяешь своей интуиции, то ты дурак, потому что ты просто выкидываешь большую часть супер-компьютера, который сидит у тебя в голове, который очень хорошо делает определенные вещи. Опять-таки, если возвращаться совсем в рацио: есть искусственный интеллект — нейросеточки.
Очень легко было его натренировать делать рационально-математические вещи — например, играть в шахматы. А вот так, чтобы сделать руку робота, которая будет вот этот микрофон двигать оптимальным образом — очень сложно. А нам это элементарно, потому что у нас есть супер-компьютер в голове, который умеет это делать. Вот эта штука умеет очень многие вещи делать намного круче, чем вот эта рациональная фигня. И про такие вещи как доверие, и про, не знаю, быструю оценку того, где опасно, где небезопасно. Быструю оценку того, как сблизиться с каким-то человеком. Это все эта штука умеет делать лучше, чем рациональный интеллект, намного. А для успеха в большинстве вещей в этом мире тебе нужно взаимодействовать с другими людьми. Даже если мы забудем про то, что без этого как-то жить не очень круто, то тебе нужно взаимодействовать с другими людьми. А с ними взаимодействовать намного лучше из нерационального пласта.
И это очевидно.

<<00:24:08>>
Ваня Замесин: Приведи больше примеров. Ты говоришь — есть щелчок дискомфорта возможно, что-то не так. Как ты это ощущаешь? Три-четыре ситуации. И, может быть, конкретные решения которые ты принимал.

<<00:24:21>>
Серж Фаге: Давай из того, что мне сегодня помнится, учитывая мою предыдущую ночь — это просто когда я прикасаюсь к одной девушке, и вижу, что она чуть-чуть зажатая. И там сразу щелчок — не надо ее давить, просто скажи ей что-нибудь хорошее, чтобы она чуть-чуть расслабилась, и пойди дальше. А с какой-то другой есть просто какая-то штука, которая говорит — о, вот здесь погнали! А когда у тебя стоит текстовая установка, что «я должен вот это», то ты начинаешь как будто идти и бороться в каком-то месте, в котором оно того не стоит, потому что там будет все сложно и не получится.
И очень часто, опять-таки… Давай еще сейчас примеров. Не приходит в голову очень конкретный пример помимо темы с доверием. Вот другой пример. Есть то, что ты начинаешь есть какую-то еду и ощущаешь, что что-то противно. И эту еду не нужно есть, потому что у тебя ощущение «противно» - это ощущение, которое, в частности, связано со здоровьем и с тем, что наш мозг умеет детектить, что там что-то, что тебе не нужно. То есть может она чуть-чуть испортилась, там грибок какой-нибудь.
Но у тебя есть эта эмоция и эта эмоция — это сигнал, это не шум. Очень многие рациональные люди, в том числе, я сам — мы всегда думаем про эмоции как помеху, как сигнал. И еще этому сильно помогают всякие книжки - Канеман какой-нибудь, который рассказывает, как у нас много когнитивных байесов. Ну да, окей, любопытные анекдоты, которые он рассказывает, но я не согласен с тем, что эти анекдоты, в общем-то, применимы очень широко, потому что часто, наоборот, нужно послушать эту эмоциональную штуку, потому что, опять-таки, у тебя есть супер-компьютер, который очень много лет развивал свои способности для того, чтобы решать много задач, которые ты продолжаешь решать сейчас.
То есть понятно, что это не так применимо к… Хотя, вот тоже! Я собирался сказать, что это не так применимо, допустим, к какой-нибудь абстрактной математике, но даже это мне кажется не так. Потому что я уверен — ты замечал за собой, что можно смотреть на какую-то сложную техническую идею, конструкцию. Вот для меня, допустим, таким был алгоритм бэк-пропегейшн в нейросетках. Я помню, как я сижу в каком-то отельном номере в Копенгагене в ванной и пытаюсь понять, как работает алгоритм бэк-пропегейшн на моем айпаде. И вообще не втыкаю. А потом сплю, просыпаюсь, на утро просто на него смотрю и такой — блин, очевидно! Как вообще я это не видел?
И нам нужно это «очевидно», чтобы способ очень круто делать многие задачи — это то, чтобы они становились элементарно легкими. То есть чтобы у тебя была интуиция. Вот допустим, еще один тоже конкретный пример. Я очень давно занимаюсь тем, что взаимодействую с венчурными инвесторами. У меня первый питч был, когда мне было 18 лет. И я просто знаю уже и чувствую, где эти люди как взаимодействуют, какие у них паттерны и так далее. Мне будет сложно это написать текстом. Расписать я могу, но это потребует большого количества усилий и, в общем-то, это никому особо, ну может быть кому-то чуть-чуть поможет. Но что прикольно — это когда все это идет на интуитивном уровне, где мгновенное решение идет.
И вот эта мгновенность — это и есть знание, а не вот этот труд. То есть, когда ты что-то делаешь, трудишься, то можно это воспринимать чисто как то, что ты учишься какой-то штуке, то есть труд — это когда ты не умеешь что-то делать и этому учишься. И тогда этот сфокусированный труд, он у тебя загрузится и со временем станет таким second nature, интуицией. А вообще мы хотим, конечно, чтобы никакого труда, в общем-то не было, чтобы все было очень легко и происходило моментально. И это часто, кстати, - тоже одно из открытий последних лет — как я работаю. То есть раньше я очень любил все контролировать. И просто какие-то вещи микроменеджить до того. Но больше всего, конечно же, я любил микроменеджить себя.
Проверять, что вот сегодня нужно, давай сейчас я посмотрю по всем задачам, которые я может быть забуду иначе сделать. И в какой-то момент, мне кажется, намедитировавшись и начитавшись каких-то книжек, я как-то пришел к тому, что я попробовал перестать контролировать себя. И это было очень страшно. Я помню, первый раз, когда я это пытался делать — то ли два, то ли три года назад было. И мне было очень страшно, потому что было ощущение — если я не буду себя контролировать все время, и себя заставлять, что типа надо проверить все, проверить, что все работает — то все развалится. Потому что я это делаю, это же (наверное) полезная деятельность.
И я начал это все отпускать сильно, а оно как-то не разваливается вообще, только круче делается. Я вообще чувствую, что прямо такой физической сфокусированной работы я делаю все меньше. То есть у меня очень часто есть какая-то задача, я за ней наблюдаю, и потом в какой-то момент я чувствую — о, надо сделать вот так вот! И когда мне очень хочется это сделать — я иду и делаю. А если мне не хочется… Вот классический пример — это прокрастинация. Прокрастинация — интересная штука.

<<00:31:27>>
Ваня Замесин: Давай пока мы не ушли вперед, я хочу на полтора шага нас вернуть, прокомментировать и чуть скорректировать. То, про что ты сейчас говоришь, я слышу как то, что нам доступен супер-компьютер.
Было недавно исследование, что на самом деле все тело выполняет разные части computation.

<<00:31:48>>
Серж Фаге: Я бы даже сказал — шире, чем твое тело, но это опять-таки… Туда пока не пойдем.

<<00:31:53>>
Ваня Замесин: Короче, допустим, все сильно-сильно умнее и сложнее, и вот эта бегущая строка — это 10% вычислительных мощностей, и довольно кондовых. Ну например, что говорят всякие Юнги, что говорят психотерапевты, психологи про эго. Эго — это набор алгоритмов, в том числе, для выживания в обществе, для коммуникации, установления отношений и контроля и контейнирования бессознательного. То есть, например, сумасшедший человек — человек без эго. Точнее, человек без эго — это сумасшедший человек, у которого бессознательное определяет его поведение. Короче, вырывается хаос.
Это далеко не весь и не единственный, и не самый правильный способ контролировать, наблюдать, управлять собой в этом мире. Тебе доступен супер-компьютер, который много крутых решений принимает, и его нужно научиться слушать.
Его нужно научиться слушать через…

<<00:32:52>>
Серж Фаге: Именно так.

<<00:32:53>>
Ваня Замесин: …понимание своих эмоций, учиться доверять своим эмоциям, учиться доверять своему телу.

<<00:32:58>>
Серж Фаге: Внимательнее замечать эти чувства, потому что многие чувства — они какие-то такие, то, что называется, тонкие, почти незаметные. Их сложно заметить под шумом мыслей.

<<00:33:08>>
Ваня Замесин: Да. И ты к этому пришел через медитацию, верно?

<<00:33:11>>
Серж Фаге: Ну, я к этому пришел через много что. Я к этому пришел через всякие психоделические исследования, через медитацию, через психотерапию. Во многом еще, конечно, этому сильно помогло окружение. Потому что мне очень-очень повезло, или круто, что так получилось, что вокруг много близких людей, с которыми у меня глубокие отношения.
И с которыми у нас есть очень глубокие разговоры. И они меня учат. Вот у нас есть общий друг, который делает Gett, и я у него очень многому учусь в плане таких вещей, как телесный интеллект и какие-то такие штуки. И потом у нас есть много других людей вокруг, которые все чему-то учат и что-то приносят. И это очень круто, потому что это многие люди, которые приносят лучшее, и с которыми, когда выстроены глубокие отношения, можно это внутри от них впитывать и намного-намного быстрее учиться.

<<00:34:45>>
Ваня Замесин: Ты знаешь про… Я хочу отозваться и расширить — ты знаешь про…

<<00:34:49>>
Серж Фаге: Слушай, знаешь, добавлю одну штуку, которая важная тоже. Во многом этот опыт и это умение, они приходят через фрустрацию. Допустим, очень практичная вещь. У меня одна из причин, почему я пошел в исследование тела и вот этого всего — это то, что девушки не очень хорошо дают, когда ты приходишь и начинаешь читать лекцию. А у меня природная тенденция — она шла в чтении лекций. И в какой-то момент я подумал — блин, что я делаю не так?
И вот этот, в общем-то, как бы негативный опыт — он тоже обучающий. И вот это очень важно. Очень важно из этого сделать некое обобщение, что, в принципе, весь опыт, даже неприятный, и я бы даже сказал — особенно неприятный — он очень многое дает, если ты к нему прислушиваешься, и вылезаешь из собственных ментальных моделей. Ну потому, что в конкретном случае с девушками — конечно же нормальный рациональный человек думает: «ну, значит у меня недостаточно убедительные аргументы, ну значит сейчас как-то логическую цепочку лучше выстроить». И он такой — не работает. И в какой-то момент можно просто вылезти из коробочки, в которой ты существуешь, и посмотреть на что-то вовне. А это очень сложно, потому что ты живешь в этой парадигме. Очень сложно вылезти из одной парадигмы в другую.
И это обычно требует и какого-то желания, и давления — и, в идеале, какого-то кризиса. То есть какого-то очень жесткого опыта, который помогает, просто тебя заставляет, бьет мордой о стол, и заставляет тебя переосмыслить что-то в другом контексте, потому что у тебя нет выбора. А если у тебя был бы выбор, то ты будешь просто продолжать идти по накатанной дорожке и ничему не научишься.

<<00:37:17>>
Ваня Замесин: Я на 100% плюсую про кризис. Известно, что это один из самых сильных драйверов изменений в психотерапии — кардинальное несогласие со старым способом действовать. То есть кризис — «все, я не хочу больше», то есть осознанная проблема, внутреннее несогласие. И это внутренне несогласие — та энергия, на которой психика запускает через внешнего человека изменения.
Интересно, может быть, останется время — поговорим про неприятный опыт, потому что тоже супер-ценная штука. Ты сейчас сказал фразу, что «девушки не дают». Меня эта фраза триггернула. Я почувствовал раздражение, удивление и злость.

<<00:38:02>>
Серж Фаге: На меня или на девушек?

<<00:38:04>>
Ваня Замесин: На тебя, что ты так относишься к девушкам. Что у тебя такой взгляд, такая картина мира. Ты это сделал для того, чтобы триггернуть, чтобы показать, что у тебя такое отношение? Или это автоматически у тебя случилось?

<<00:38:19>>
Серж Фаге: Я бы не сказал, что у меня то отношение, которое ты в данном случае мне причисляешь. То есть я вообще чувствую, что… Ну просто это часть… Сексуальность — это часть жизни, да? И в сексуальности есть то, что есть мужчина, и мужчины, в общем-то, скорее преследователи, в среднем.
И во мне довольно сильная всякая мужская энергия преследовательская, добивающаяся и так далее — и конечно же, когда мне кто-то нравится, и я этого человека, эту девушку, преследую, и там что-то не получается, то мне неприятно.

<<00:39:05>>
Ваня Замесин: Маленький оффтоп. Ты не преследуешь в реальном мире — то есть это не физическое преследование, это концептуальное.

<<00:39:10>>
Серж Фаге: Ну да, я имею ввиду какое-то ухаживание. Назовем это таким словом. В этом же нет ничего плохого — в том, чтобы распознавать, что в тебе есть какая-то природная сексуальная энергия, которая хочет размножаться и которая бежит за сексуальными партнерами.
И, конечно же, учитывая, что когда там есть желание, стремление к чему-то, то недостижение того, что хочется — это неприятное…

<<00:39:55>>
Ваня Замесин: Фрустрация.

<<00:39:56>>
Серж Фаге: Фрустрация. И когда я говорю эту, может быть, не очень красивую фразу «девушки не дают» - ты прав, наверное, что ее можно было по-другому как-то, красивее сказать — то это выражает просто эту игру, в которую мы в общем-то все играем.

<<00:40:15>>
Ваня Замесин: Давай поговорим про маленький сегвей — про то, что ты триггеришь людей.

<<00:40:21>>
Серж Фаге: Давай. Как раз хорошо получилось — затриггерил, и это...

<<00:40:25>>
Ваня Замесин: Как так получается?

<<00:40:27>>
Серж Фаге: Как так получается?

<<00:40:29>>
Ваня Замесин: И что тебе это дает?

<<00:40:31>>
Серж Фаге: Это два разных вопроса.
Я люблю исследовать границы. Когда я вижу какую-то идею, в которой я убежден, или в которой, мне кажется, убеждены другие люди — обычно это, кстати, одно и то же, как из психотерапии хорошо известно. То моя природная реакция — это пойти и как-то поисследовать, что, возможно, это не так. То есть, что, возможно, здесь что-то другое. И когда я туда иду, я туда прямо ныряю. Я очень увлекающийся. И я туда ныряю и начинаю просто толкать там границы, и многих людей это начинает, многим людям это триггерит их какие-то штуки. Потому что если я в себе нашел какую-то интересную такую штуку, убеждение, которое я решил — а что, если это взять и нарушить?
То обычно это тоже совпадает с какими-то убеждениями других людей и это их триггерит. Это то, как. А зачем? Не знаю… Так жить как-то интереснее.

<<00:41:56>>
Ваня Замесин: На мой взгляд, очень у немногих людей есть такая особенность. И, судя по тому, что ты говоришь — я правильно понимаю, что это твоя автоматическая реакция «вижу набор правил — расшатываю»?

<<00:42:11>>
Серж Фаге: Да. Скорее для меня, допустим, очень необычно, и я для себя это определил — для меня очень необычно сказать себе, что правила, бывает, это хорошо. Сказать, я недавно такое почувствовал — традиции можно уважать, и тогда правила можно нарушать не так нагло.
А просто правила — я могу внутри, поскольку я в какое-то правило не верю, мне нравится думать о том, что любые правила — это все-таки выдумка человеческого сознания, а не какая-то метафизика. И это значит, что если мне хочется их нарушить, то я их нарушу.

<<00:42:56>
Ваня Замесин: Я слышу в том, что ты говоришь, - агент хаоса. Рыцарь ордена Хаоса.

<<00:43:06>>
Серж Фаге: Есть такое. Я даже называю себя так в каких-то моментах. Я чувствую, как-то я ощущаю, что хаос — это какая-то очень мощная, очень живая сила, которая в конкретно современном обществе недооценена и с которой люди слишком сильно пытаются бороться. Но на самом деле, если уйти во всякую философию и так далее, то баланс хаоса и порядка — это очень важная вещь во Вселенной, одна из абсолютно ключевых.

<<00:43:49>>
Ваня Замесин: И это цикл. Это не просто баланс, это цикл.

<<00:43:51>>
Серж Фаге: И баланс, и цикл. Допустим, сейчас приведу очень конкретный пример.
Что такое жизнь? Жизнь — это смесь порядка и хаоса в очень-очень буквальном смысле. Что такое идеальный порядок на уровне атомов? Это алмаз. Это идеальная кристаллическая решетка атомов карбона.

<<00:44:13>>
Ваня Замесин: Супер-ригидная.

<<00:44:14>>
Серж Фаге: Супер-ригидная, которая хранит свою форму миллионы лет, в которой ничего не меняется. Там не может быть жизни, потому что там не может быть никакого процесса.
Что такое хаос? Хаос — это центр Солнца, где у тебя дофига атомов гелия друг об друга долбятся, и жизнь тоже, по крайней мере сейчас кажется, невозможна, потому что там не сохраняются никакие структуры.
А если мы смотрим на молекулы, из которых состоит наше тело — протеины, ДНК — они прямо существуют на границе между хаосом и порядком.
И, допустим, пример — почему людям очень важно, чтобы их тело было в определенной температуре. В диапазоне от 35 до 40, иначе все. Потому что температура — это то, насколько быстро молекулы двигаются, термодинамика. Дальше молекулы они очень особым образом сложены, и они собираются так, чтобы, когда они взаимодействуют с другой молекулой, они меняли свою форму. Это значит, что они очень нестабильные. Их должно быть легко поменять. И это значит, что они существуют прямо на границе — они хранят форму, но эта форма легко меняется. Это мы ушли в такую заумную штуку.

<<00:45:36>>
Ваня Замесин: Получается, органические молекулы и клетки, которые состоят из органических молекул — это, по сути, структура, которая находится прямо на границе хаоса и порядка.

<<00:45:49>>
Серж Фаге: Да. Но при этом… То есть жизнь — это про баланс хаоса и порядка. Но теперь давайте вспомним — когда в последний раз мы слышали, чтобы какой-то политический деятель говорил, что нам нужно больше хаоса? Они говорят какие-то слова, они говорят слова вокруг да около. Они говорят «инновации». «Инновации, но так, чтобы соблюдался закон». Так не бывает. Закон — это попытка упростить жизнь и зажать хаос где-то в каком-то месте, и не дать ему произойти. И, в общем-то, получается, это очень слабая штука. И мне нравится — почему я очень люблю быть агентом хаоса, потому что хаосу служит относительно мало людей, и хаос еще и относительно зажат в человеческом обществе. Поэтому, служа ему, это тебе больше дает просто, потому что воинов порядка и так дофига.
Пусть воюют.

<<00:46:56>>
Ваня Замесин: Смотри. Безумно интересная тема — можно сделать курс на 40 часов про хаос-порядок. Кстати, книги Питерсона, про которые мы чуть-чуть с тобой поговорили — «12 правил жизни» и вторая книга..

<<00:47:10>>
Серж Фаге: Он даже назвал ее «Антидот от хаоса», то есть вот очередной воин порядка.

<<00:47:14>>
Ваня Замесин: Не-не, ценность обеих этих книг в том, что они про полностью цикл.

<<00:47:20>>
Серж Фаге: А, кстати, да, у него вторая же книжка больше про хаос.

<<00:47:23>>
Ваня Замесин: Первая книга про то, как справляться с хаосом в своей жизни. Второе — порядка слишком много, как внести долю хаоса так, чтобы разрушить старый порядок и создать новый порядок.

<<00:47:35>>
Серж Фаге: Да, вот это круто. Это круто. В этом что-то очень правильное.

<<00:47:40>>
Ваня Замесин: Я читал эти обе книги, и я вижу в них супер-ценность — это супер-мета-принцип жизни, которого мне лично очень не хватало.
Но я хочу с тобой про другое поговорить. Что тебе это дает? Зачем тебе это? Давай на конкретном примере. Меня дико триггернул твой пост в Шмит, точнее, несколько постов, когда ты писал про картину мира, принципы действовать, принцип относиться к людям внутри и вне круга, что я долго не понимал, что это такое, меня дико триггерило, а потом пришел к пониманию, мафия — бля, точно, это мафия!
Кажется, что — я как со стороны вижу — что это было как раз из этого действия, «давайте расшатаем правила, посмотрим, куда потечет внимание, что-нибудь из этого появится». Во-первых — из этого ли действия? А второе — если из этого действия, что ты от этого получил?

<<00:48:36>>
Серж Фаге: Слушай, у меня это действие появилось из того, что я читал — ну, во-первых, очень интересную философскую книжку. Есть такой чувак, он в Швейцарии — Александр Бард.
Очень крутой современный философ. У него есть книжка Digital Libido, которая про такую смесь интернета, правительств, секса, философии вплоть до Платона назад. Очень тяжело читается. И плюс я параллельно с этим читал историю семьи Ротшильдов, банковской династии, одной из самых великих в мире. И там было видно, что чуваки в конце XVIII-начале XIX века построили исходную часть своей империи через то, что нарушали очень много правил.
И там, в частности, они ввозили контрабанду через эмбарго Наполеона, были в доле с каким-то министром финансов Англии — такого рода штуки. И одновременно с этим они очень много денег жертвовали на благотворительность, на поддержку евреев угнетенных, на много из их денег создавался Израиль и так далее. Очень много арта они спонсировали. И исходя из этого я смотрю, что в нашем конкретно шмитовском комьюнити очень много людей, которых негативно триггерит всякое нарушение правил для того, чтобы идти к какой-то своей цели. А дело-то в том, что правила — ну для меня, для меня важнее сингулярность, чем контрабанда.
Буду готов очень много контрабанды возить за сингулярность.

<<00:50:54>>
Ваня Замесин: Не чем контрабанда, а чем последствия от нарушения закона контрабандой.

<<00:51:00>>
Серж Фаге: Так последствий-то…

<<00:51:02>>
Ваня Замесин: Потенциальных.

<<00:51:03>>
Серж Фаге: Последствий… Дело-то в том, что последствия и действия — это вещи отдельные. Можно нарушать правила так, чтобы не было последствий. Что, в общем-то, Ротшильды отлично делали. И меня это просто как-то вдохновило, что вот пример очень крутых чуваков, которые что-то сделали и которые вошли этим в историю, и то, как они делали это — это то, как, в общем-то, не очень нравится людям в нашем комьюнити, если это правильно оформить.
Или вот допустим. Я учился в Стэнфорде, в бизнес-школе. Леланд Стэнфорд — это основатель Стэнфордского университета, он был сыном губернатора Калифорнии, который заработал денег с того, что выдал лицензии на строительство железных дорог компаниям, в которых у него была мажоритарная доля.
Поэтому все эти рассказы про то, что Россия — это такое коррумпированное общество, про то, что в России все такие значит это самое, а в Америке все такие святые, нет коррупции. Ну что за бред? Просто Россия чуть раньше в цикле капитализма, чем Соединенные Штаты. Но я учился в офигенном университете, который был сделан на коррупционные деньги губернатора штата, который дал откат самому себе через то, что продвинул железнодорожные компании, в которых был акционером. Ну как бы камон.

<<00:52:37>>
Ваня Замесин: А в каких годах это было?

<<00:52:39>>
Серж Фаге: Это было в конце XIX века.

<<00:52:42>>
Ваня Замесин: Окей.

<<00:52:44>>
Серж Фаге: И мне просто показалось это довольно интересным моментом. И я решил про это написать, что это круто. И я был прав, что это был очень интересный момент, потому что завелась интересная дискуссия, которая, в частности, «о, смотри!» — привела меня сюда, к тебе на подкаст.

<<00:53:04>>
Ваня Замесин: Отчасти привела. Она была одним из аргументов. Но если, например, я беру других ребят, которых я зову на подкаст или про кого я думаю — у меня там шкала, знаешь: есть 0 — это луч, есть позитивная часть луча, есть негативная часть луча. То с тобой есть мнимая часть, есть еще одна…

<<00:53:36>>
Серж Фаге: Корень минус одного.

<<00:53:37>>
Ваня Замесин: Да-да, корень минус одного.
И там, короче, я принимал решение скорее по площади суммарной. И это очень странный аргумент был. Здесь странная штука. Мне интересно, но это странно, интересно, необычно относительно других людей. Давай вернемся к тому, что ты чувствуешь.

<<00:54:01>>
Серж Фаге: Ну мы же не стремимся быть обычными.

<<00:54:03>>
Ваня Замесин: Да, мы сейчас про это поговорим. Что ты чувствовал, когда начал расшатывать? Пришли другие ребята, написал — кто там, Александровский, Толя, меня триггернуло, какое-то количество людей триггернуло. Что ты чувствовал в процессе?

<<00:54:20>>
Серж Фаге: Очень много разных чувств. В какие-то моменты мне было неприятно. Неприятно, как будто неприятно, потому что со мной спорят.
У меня много какого-то остатка, остаточного желания контроля, и в результате это было таким, просто было что-то неприятное. Это один аспект. Другой аспект — это то, что мне было кайфово, потому что я понял в процессе, что я не боюсь даже потерять своих друзей самых близких. Потому что у меня тезис — это то, что я не буду действовать из страха кого-то потерять. Я могу действовать из любви. То есть допустим я перестал такие агрессивные вещи писать в Шмит из любви к Егору Руди, который у нас админит этот канал.
Я понял, что просто я у него этим отбираю много энергии, потому что он там с людьми это обсуждает, он сильно очень в это эмоционально вовлекается. И я понял, что мне прямо некруто, что я как будто у него ворую энергию и, по сути, к нему как-то негативно иду. Мне вот это не понравилось. Но из страха потерять людей я не действую, потому что это просто не мое — я выбираю не так.
А еще было очень — я помню, когда Толя написал свою статью, я тоже лежал в ванной и читал ее на айпаде, я просто очень долго ржал. Потому что Толя потратил.. Я был так ему благодарен, потому что он не просто написал там «Серж говно», условно, а он переписал мою статью про династию Ротшильдов на фене.
Причем полностью, огромная. Недавно мы с ним сидели, и он сказал, что у него на это ушло часов пять, и что он с другими людьми консультировался о том, чтобы эту феню сделать более продвинутой. Потому что он такой — «знаешь, я не знаю настолько много слов на фене».

<<00:57:19>>
Ваня Замесин: Слушай, я сейчас ищу — давай маленькую часть процитируем, потому что точно очень мало…

<<00:57:25>>
Серж Фаге: Ой, да-да, это было бы очень прикольно. Давай.

<<00:57:29>>
Ваня Замесин: Мало людей ее читали, это реально шедевр.

<<00:57:33>>
Серж Фаге: Толина штука — это просто шедевр. Я просто сидел и ржал, сидел и ржал, и чувствовал благодарность, что человек столько потратил энергии, чтобы это сделать.

<<00:57:47>>
Ваня Замесин: Помнишь примерно, когда это было?

<<00:57:49>>
Серж Фаге: Поищи по слову «ферзь». Или «ферзя» - там была фраза, что типа «братаны продвигали своего ферзя в министерстве».

<<00:58:03>>
Ваня Замесин: Ты можешь самую интересную часть прочитать.

<<00:58:07>>
Серж Фаге: Я написал, опять-таки, про семью Ротшильдов и про то, как они начинали формировать свой капитал — через какую-то, там есть какие-то вещи, связанные с государственной коррупцией, с браконьерством. И Толя — наш друг Толя Марьин — переписал это на фене. Начинаю.
«Сегодня я хочу написать про мои понятия и понятия моей братвы, а еще про Ротшильда.
Начну с Ротшильда. Выкатил мне один блатной детальную телегу про него. Главное, что его братва четко разводила лохов, а внутри все было по понятиям. Примеры четких разводов. Нашли подходы и давали доли чиновникам, те давали им контракты, на которых Ротшильд наваривал во много концов. Торговались с английскими лохами, одновременно сливали их капусту. Летали через границу во время войн Наполеона и ввозили всем все, и наваривались. Нашли постоянную мазу — давать долю чиновникам, нюхать воздух через них и срубать лавэ на облигациях. А среди своих жили по понятиям. С каждого дела скидывали в общак, подмазывали волков, чтоб пацанов и воров греть. Развели чиновников Наполеона, чтобы кровника отмазать. Надували бумажки для своего ферзя в министерство, чтобы его из дела не слили. И их расклады, и понятия — во многом мои понятия».

<<00:59:34>>
Ваня Замесин: Очень круто.

<<00:59:36>>
Серж Фаге: Офигенно.

<<00:59:39>>
Ваня Замесин: Смотри, что я слышу и вижу со стороны — у тебя это встроенная реакция «вижу набор правил — расшатываю». И для тебя это игра, и ты кайфуешь в процессе, и не можешь по-другому. Автоматически. Ты можешь рационально это остановить, но автоматически наверное…

<<01:00:02>>
Серж Фаге: Сейчас, конкретно, одна из ключевых, новых инсайтов для меня — она именно о том, что мне необязательно это делать. То есть я все равно буду в эту игру играть, потому что мне в кайф. При этом я не хочу, чтобы это было какой-то автоматической реакцией, а у меня это действительно было так. У меня была тема, что надо нарушить правила. Вот я прихожу, становлюсь в очередь и чувствую «блин, почему я не залез в очередь, че я тут стою?».
Такого рода вещи, где прямо было ощущение, что правила прямо нужно нарушать — и, желательно, довольно публично, чтобы другие видели, что я их могу нарушать. А сейчас я почувствовал недавно через один тяжелой экспириенс — бывает, что, в общем-то, правила можно нарушать, в общем-то, сколько угодно, но это не обязательно делать компульсивно, то есть это не обязательно «увидел правило — должен нарушить», а то, что просто «увидел правило — нужно нарушить? Нарушил. Не нужно? Не будем нарушать».

<<01:01:20>>
Ваня Замесин: То есть у тебя появился выбор.

<<01:01:22>>
Серж Фаге: Да, появился выбор. И плюс еще появилось какое-то… То есть я понимаю, что очень многие люди играют в игру, в которой правила — это важно.
И поэтому, когда я перед ними очень агрессивно это нарушаю, то это не несет какой-то… Иногда, мне кажется, это нужно делать, чтобы ставить пример. Потому что я все-таки воин хаоса, я хочу, чтобы хаос продвигался в этом мире. И поэтому я люблю в правильных местах ставить людям пример, чтобы люди знали, что правила нарушать можно и что, в общем-то, за это никому ничего не будет.
И я люблю развращать людей с точки зрения правил, просто как такая более большая штука. Вообще одна из моих любимых вещей — понимать, что мир становится таким, каким во многом мы его делаем. И во многом каким я его делаю. И я понимаю, что от одного моего какого-то действия в окружающее пространство расходятся волны, и другие люди начинают тоже действовать больше так же.
И тут вопрос в том, чего я хочу. И да, я хочу больше хаоса в мире. Но это не значит, что это во всех местах — я совершенно не хочу быть мудаком, который… Я не хочу создавать какой-то стресс Егору Руди и у него высасывать энергию. Это выбор, просто я чувствую, что я создаю мир своими и действиями, и intention-ом, и у меня есть выбор — я постоянно выбираю, какой мир я хочу, чтобы был.
И чем более осознанный этот выбор, тем более прикольно, и в общем-то жизнь — это какая-то большая долгая мета-игра, она в том, чтобы понять, какие выборы хочется делать. И единственный способ, кстати, понять, что хочется делать, а что не хочется — это попробовать.
И посмотреть.

<<01:03:50>>
Ваня Замесин: Чуть-чуть позже вернемся к хаосу. Ты периодически сам говорил — по тому, как ты себя ведешь и как себя проявляешь, по тому, как я вижу тебя, я слышал, что ты говорил, что ты нарцисс, что у тебя нарциссические проявления. И периодически, особенно в таких вещах, типа твоей статьи про биохакинг, видно эго. Что это такое? Как ты с этим живешь?

<<01:04:21>>
Серж Фаге: Это какой-то постоянно меняющийся процесс. Допустим, я сегодняшний — я бы не написал ту статью, которую я написал три года назад. Я бы, вполне возможно, написал ее технически, но в ней был бы другой intention.
0И мне кажется, что эго и его игры — это один из основных челленджей на жизненном пути. Понимать. Потому что это такая машинка внутри нас, которая постоянно конструирует модели мира. А любая модель — это такое упрощение мира, и любая модель — она несет и плюсы, и минусы. Она несет, плюсы, потому что эта штука, которая может рассказать какую-то историю, или которая может что-то объяснить.

<<01:05:22>>
Ваня Замесин: И она была однозначно полезная. Если бы в ней не было пользы — она бы не сформировалась.

<<01:05:25>>
Серж Фаге: Да.
Но при этом в ней, в моделях, очень легко застревать. Потому что у тебя (опять-таки это про порядок и хаос) модель - это символ порядка, где ты очертил какую-то штуку, и это теперь какая-то твоя конструкция. И опасность в том, чтобы в ней застрять. И одна из… Перед тем, как мы решили поговорить, ты написал, что ты хотел спросить про супер-силы. И мне кажется, что одна из моих супер-сил — это то, что мне комфортно постоянно меняться и постоянно разрушать собственные модели, и постоянно выстраивать новые и делать их более жидкими, что ли. Такими, чтобы они могли быстро перестраиваться. Еще и то, что мне этот процесс очень нравится.
Даже когда он тяжелый, я получаю огромный кайф от того, что я могу вчера смотреть на жизнь вот так, а сегодня вот так. И я понимаю, что это означает, что можно под все подстраиваться, можно очень многие вещи делать. Мне в детстве — почему-то пришел этот образ — в детстве, в фильме «Терминатор-2» мне всегда казалось, что Т-1000 — это очень крутой чувак, этот жидкий робот-полицейский. Потому что тогда можно переливаться из всего во все и подстраиваться под любую ситуацию. И это круто.

<<01:07:03>>
Ваня Замесин: Правильно я тебя слышу, что ты говоришь, что каким-то образом сформировалась твоя психика, что было мощное эго, которое проявлялось в виде «я», «большое количество внимания», «стремление к вниманию», и в какой-то момент ты начал замечать, что тебе это мешает.

<<01:07:22>>
Серж Фаге: Это постоянный процесс. То есть я постоянно нахожу какие-то новые элементы в этом.
Допустим, последние 6 месяцев одна из вещей, которые я очень глубоко заметил — это то, что у меня внутри много программ, которые прямо гонятся за вниманием окружающих людей. Когда это замечаешь — эта штука сразу автоматически ослабляется, потому что я теперь знаю, что это одна из вещей, которая ведет меня.

<<01:07:56>>
Ваня Замесин: Очень знакомая штука. И через медитацию, психотерапию ты такой — фак, не согласен, хочу менять, меняешь, и в том числе на своей внутренней энергии ломать старые порядки ты меняешь старые порядки программы.

<<01:08:16>>
Серж Фаге: Да, наверное это хорошее описание.

<<01:08:19>>
Ваня Замесин: Скажи, какими инструментами что ты делаешь, чтобы какие-то свои части, в которых ты больше не видишь смысла, с которыми ты не согласен, как ты их меняешь?

<<01:08:32>>
Серж Фаге: Самое первое — это, конечно, просто понять и себе сказать, что я хочу быть, я хочу играть больше в такую игру, чем в какую-то другую. То есть какой-то определитель, вектор, в котором есть желание. Почему это желание есть — без разницы, просто есть и хочется.

<<01:08:50>>
Ваня Замесин: А как определить этот вектор? Кажется, это типа 80% работы.

<<01:08:55>>
Серж Фаге: Да, это правда. Это действительно 80% работы. Там нет простого пути — это просто прислушиваться, учиться прислушиваться к собственным ощущениям и смотреть, где-то я что-то делаю, а мне на самом деле это не нравится делать. Но я почему-то это делать продолжаю и считаю, что это правильно.
Кстати, нередко появляется что-то такое, что я что-то делаю, потому что так принято, правильно, а на самом деле мне это не нужно.
Это те же техники, те же телесные практики — тантра какая-нибудь. Это всякие вещи типа — мне очень помогают такие вещи, как танцевать. Я за последние пару лет понял, что я обожаю танцевать. И для меня танец — это про то, чтобы… Я причем люблю танцевать с закрытыми глазами. Для меня танец — это про то, чтобы вообще отпустить контроль полностью, и просто чтобы тело делало то, что ему хочется делать. И вот это — я даже вижу, в общем-то такую метафору к жизни в этом, потому что и работа, и отношения, и тот же танец, и убеждать людей — это все про отпускание того, чтобы просто делать. Делай что хочешь.
И просто учись слушать, чего на самом деле хочешь. И это целый жизненный процесс. Нет такого, что есть какое-то магическое решение, которое сейчас даст тебе понять все, что ты хочешь. Такого нет. И, в общем-то, ты всегда будешь понимать что-то новое, когда ты хочешь что-то новое, что ты хочешь поменять. То есть жизнь - это какие-то бесконечные изменения, и можно не париться о том, чтобы все ответы найти сейчас, потому что это невозможно. И просто инвестировать в это время, энергию.
Еще, кстати, важный элемент, про который мы не говорили — это то, что очень важно чистить свое пространство.
От тех вещей, которые в нем занимают место и которые не очень имеют смысл. Если вы что-то делаете, что для вас не круто, важно и так далее, то ищите способ этого больше не делать.
Одна из конкретных привычек, которая, кажется, меня очень сильно развила и позволила шагнуть вперед — это то, что у меня большая часть каждого дня абсолютно без встреч. И у меня сейчас уже есть только три блока в неделю, понедельник-среда-пятница с трех до восьми, когда у меня есть встречи и звонки, а остальное время у меня всегда тотально неструктурированное, и я просто иду и делаю то, что мне хочется.
Очень часто, допустим, я прихожу (я люблю работать из кафе) с утра, где-то сажусь просто медитирую и жду пока мне припрет, что я очень хочу что-то делать. Если мне не припирает, что я что-то очень хочу делать, то я просто продолжаю сидеть и ждать, и не делать ничего. И я стараюсь, и кажется, что это в принципе уже получается — никогда себя не заставлять делать то, что мне не хочется. Если у меня прокрастинация, то я это воспринимаю как то, что там есть какая-то штука, которая говорит, что эту задачу сейчас делать не надо. Я просто забиваю, а потом эта задача обычно либо сама решается, либо в какой-то момент мне припирает, что я очень хочу ее решить. И вот в тот момент я ее решаю. Потому что вообще, когда я делаю какую-то задачу через прокрастинацию и сопротивление, то результат некрутой.
Какая-то коммуникация, написать какой-то документ так, чтобы люди… Вот сейчас, допустим, у меня есть группа компаний, для которых я выстраиваю governments, то есть то, как они друг с другом взаимодействуют, на каких основаниях, когда мы позволяем им друг с другом конкурировать, когда не позволяем, как они обмениваются данными, как мы это все делаем. И это такая задача, которая висит у меня уже какое-то время, я в бэкграунде про нее немножко думаю и обсуждаю ее с людьми, и потом, вот вчера утром, мне почему-то, наконец-то — я этого очень долго ждал — мне почему-то вчера утром люто приперло, что теперь я очень хочу это написать, и я просто часа четыре писал, не переставая, и получился очень крутой документ.
Если бы я пытался себя заставить это сделать раньше из долженствования того, что я это должен сделать, у меня эта таска стоит, надо поставить чек-бокс, то получилась бы некачественная штука. И при этом я бы еще и не получал удовольствия от дня.
Иногда можно вообще весь день сидеть просто и ничего по факту не делать, и просто наблюдать. И это тоже нормально. И при этом, кстати, я чувствую — и это реально магия, что чем больше я делаю так, тем больше результатов. Причем таких, объективных — деньги фандрейзятся.

<<01:15:21>>
Ваня Замесин: Это то, про что я хотел спросить. Очень типичный комментарий и возражение, особенно у людей, которые привыкли потоково что-то делать — «но, если я ничего не буду делать, я же не буду достигать результата?».
А если я буду сидеть, мне ничего не захочется. Эта позиция останавливает огромное количество людей, и меня периодически останавливает так делать.

<<01:15:46>>
Серж Фаге: Если смотреть объективно на — я люблю это формулировать, как то, что люди думают «ну, если я буду давать себе делать только то, что мне хочется, то я буду весь день валяться на диване».

<<01:16:00>>
Ваня Замесин: Да.

<<01:16:01>>
Серж Фаге: Ты хоть раз пробовал весь день валяться на диване? Попробуй, посмотрим, если тебе захочется продолжать в этом режиме. Я знаю, что если я буду валяться на диване весь день, то мне очень скоро это надоест и у меня очень скоро появится внутреннее желание поделать что-то другое. И иди просто за этим внутренним желанием. Но это — ты прав — это очень сложно. Я сейчас это описываю немножко легко, «просто делай как я».
Это на самом деле очень сложно. Это многолетний процесс, через который, постоянно наблюдая за вот этим вот и позволяя себе больше и больше замечать, что мне нравится и просто идти за этим потоком, и с ним быть. Это первый аргумент. Во-первых, ты не будешь валяться на диване весь день. Во-вторых, это то, что не надо бояться того, что тебе нужно сразу это все сделать. Это можно делать постепенно, как некий вектор. А в-третьих, можно просто посмотреть на собственную историю и посмотреть, когда (как человек я) создавал что-то крутое, что делало какую-то большую, создавало какой-то импакт и что-то меняло.
И в большинстве случаев это, скорее, не будет то, что ты там, не знаю, занудно изо дня в день ставил галочки над какими-то задачами. Это будет то, что в какой-то момент тебе сильно захотелось поменять работу или сильно захотелось что-то, и ты к этому прислушался, и в какой-то момент тебя утянуло это. Короче, в короткие отрывки времени мы часто делаем большинство продуктивной, крутой, созидательной работы. И поэтому можно просто на этом стараться сконцентрироваться и делать только это, а остальное — ну забить. И посмотреть, что будет. Но это страшно. Это очень страшно и тяжело.

<<01:18:19>>
Ваня Замесин: За тем, что ты говоришь, - со мной эта штука отзывается на 100%, я в самом начале пути учиться это делать. Это правда супер-тяжело.

<<01:18:27>>
Серж Фаге: Очень.

<<01:18:28>>
Ваня Замесин: Даже не столько тяжело, сколько неочевидно.
То есть это как будто…

<<01:18:33>>
Серж Фаге: Да, очень неочевидно.

<<01:18:34>>
Ваня Замесин: Как будто учиться управлять третьей рукой, астральной — она есть на самом деле, она мощная, самая мощная и классная рука, но нет как бы…

<<01:18:46>>
Серж Фаге: Научных доказательств ее существования.

<<01:18:48>>
Ваня Замесин: Нет нейронов, нет ощущения, что она там есть. И вот ты что-то делаешь, пикнул, и от этого пиканья рука начала двигаться. Фак! Это какая-то очень неконтролируемая среда, и мне, знаешь, какая штука сейчас пришла в голову? У меня постепенно складывается картинка, что важна рациональная картинка — другая рациональная картинка, рационально понятная картинка, из которой на это можно смотреть. То есть эмпирического опыта нет, но это можно понять, чтобы потом что-то делать и эмпирический опыт получать.
И картинка, кажется, следующая: в нас родители и социум загрузили набор программ, долженствований и установок, и вот мы — универ, деньги, жена, дети, квартира, бизнес, стартап. Но это очень ригидная структура, я ее представляю в виде металлической клетки, которая придала тебе форму. И вот ты в этой клетке как статуя — тебя отлили в статую, и ты в этой клетке как статуя торчишь.

<<01:20:08>>
Серж Фаге: Очень красивая метафора.

<<01:20:09>>
Ваня Замесин: Но на самом деле ты хочешь танцевать. Даже не так. Не то что ты хочешь танцевать, а внутри тебя, как я сейчас слышу и понимаю, есть какое-то танцующее существо, ему хочется танцевать определенным образом. Хочется джигу плясать или хочется ему рободэнс.
И то, про то ты говоришь — это убирать вот эти кусочки внешней брони, которая сковывает движения, чтобы рукой начать двигать, а потом другой начать двигаться. И ключевая штука, кажется, в том, что внутри нас что-то знает, что нужно делать, оно хочет это делать, оно умеет это делать. Если ему разрешать, оно будет делать это все больше, больше и больше. Хрен знает что — это может кардинально отличаться. Например, если смотреть с позиции «жена-дети», то, что оно на самом деле хочет делать, может суперстрашно выглядеть. Ну не знаю. Я хочу помогать героиновым наркоманам слезать. Вообще никаких денег. Ты будешь жить на минимальные деньги, но ты будешь весь в этом. Или будешь дельтапланеристом будешь супер-крутым.
И с позиции «у меня должны быть жена-дети» позиция, что я могу быть без денег, без жены, без квартиры, без чего-то за душой — страшная. Из этой текущей позиции я смотрю интервью с Сержом и такой — блин, чувак круто делает. У тебя эмпирический опыт есть, есть опыт, что это работает. Как мне совершить первый шаг? Как мне решиться сделать первый шаг, чтобы потом дойти? Может ты поделишься ощущением?

<<01:22:00>>
Серж Фаге: Мне кажется, что просто можно слушать…
Как рациональный человек можно понять, что если вокруг много других рациональных людей, которые успешны в тех планах, которые для тебя важны, которые говорят определенные странные вещи — типа того, что на Burning Man надо ездить и к психотерапевтам ходить, и всякие такие вещи — то явно что-то в этом есть.
То, что я слышал, про Стива Джобса, Билла Гейтса, вот у тебя Фейнман тут висит тоже известный. Или то, что многие люди, с которыми я сталкивался, которые кажутся очень успешными в моей конвенциональной парадигме — то есть у них много денег, много всего вот этого.
То есть если ты ценишь «деньги-жена-квартира-дети», то посмотри на то, что есть ли какие-то люди, у которых, похоже, вот эти всякие вещи есть. Они говорят — разные люди — говорят какие-то странные вещи, то на эти вещи стоит обратить внимание, потому что это неслучайно. Это не то, что ты, я и многие другие люди в обществе — все коллективно сошли с ума и решили, что можно просто сидеть в позе лотоса и медитировать, и тогда у тебя будут зарабатываться миллионы долларов, создаваться компании, еще и счастливым будешь, секса будет больше, танцевать — вот эти все метафоры. Если вы слышите это только от какого-то одного особо сумасшедшего чувака, который вообще не пример — то ну и хрен с ним.
А вот если вы слышите какую-то общую нотку в разных местах, от разных людей, которые похожи вашими конвенциональными… То есть я по конвенциональным меркам очень успешный человек. И то, что при этом я говорю эту всю эзотерическую хрень, — наверное это намекает на то, что там что-то может быть и есть. А дальше это все, когда уже получается рациональное убеждение, что какие-то успешные чуваки вроде бы что-то там делают, то дальше можно попробовать поисследовать, и просто посмотреть. Взять какой-нибудь маленький первый шаг — и дальше это исследовать, если нравится.
Я же к этому пришел, потому что я какие-то эксперименты делаю, и в какой-то момент меня затянули в весь этот процесс окружавшие меня люди. И потом мне понравилось, я почувствовал, что в этом есть и кайфы, и больше продуктивность, и больше удовольствия, и этот интересный путь саморазвития. Короче, все плюсы. Потому что из этой возвышенной штуки про то, чтобы по жизни танцевать — из нее деньги зарабатывать тоже проще. И наркоманов лечить из нее тоже проще, героиновых. Потому если ты хочешь на это повлиять, ты можешь подумать о том, как завлечь туда больше людей. Чтобы они с тобой в этом взаимодействовали. Или то, почему вообще эти люди в этой ситуации оказались.
То есть из более развитых способностей мыслить о вещах неконвенционально — из них зарабатывать деньги, и квартиры, и жена-дети, и это все, - тоже проще и круче. И в этом весь прикол — что через путь этого развития я не теряю ничего. Я получаю то, что я могу танцевать и с друзьями тусить, и вместо того, чтобы судорожно писать имейлы и сидеть, и ждать, пока мне чего-то захочется делать, и при этом я буду зарабатывать больше денег, чем раньше, и друзей у меня будет больше, и все остальное — этого всего будет больше. Есть вся эта теория вертикального развития, которую я очень люблю, это последние два-три года одна из таких, самых клевых находок.
Где видно, что настоящий шаг вверх — это когда ты можешь делать все то, что ты делал раньше, и еще. И тогда это по определению круче. Опять-таки — я не потерял свою способность приходить к венчурным инвесторам и доставать из них бабло. И организовывать, чтобы кто-то рисовал финансовые модели. Или, не знаю, получать акции в компаниях. У меня это все не потерялось. Оно осталось. Только при этом я теперь танцую и сижу в позе лотоса.
Мне кажется, еще есть такая — меня очень пугало во всем этом — такая парадигма, похожая, кстати, на то, что ты говорил, что если я сейчас куда-то сильно шагну, то я задауншифчусь, уеду на Бали и буду там валяться.

<<01:27:57>>
Ваня Замесин: Да-да. Потеряю себя еще.

<<01:28:00>>
Серж Фаге: Да, потеряю себя.
Да не потеряешь ты себя. Если ты уедешь на Бали, то значит, что это ты и будешь, значит, тебе это надо. И тот ты, который на Бали уедет, он не будет считать, что он себя потерял. Он будет всем доволен. И весь прикол в том, что на самом-самом-самом деле похуй на все. Потому что все эти игры — «если через час меня машина собьет и я умру», ну и что? После этого либо не будет ничего — это норм. Либо будет что-то другое, и я к этому чему-то другому тоже адаптируюсь, и мне тоже будет в кайф. И это очень важная перспектива, что будет окей в любом случае, если ты умеешь думать, что все окей.

<<01:28:57>>
Ваня Замесин: Знаешь, какая метафора сейчас пришла. Вот эта внешняя скульптура, которая залита, она на самом деле не металл, а страх. Страх либо боли, либо страх чего-то — боли, смерти, движения и так далее. И на 100% это травмы, опыт, дисфункции и так далее, и мне кажется, эта реакция — у меня была такая реакция, она еще отчасти есть, она постепенно расслабляется и уходит, что я потеряю себя и задауншифчу из-за того, что представить из этой зажатой ситуации себя танцующего страшно, потому что это значит, нужно… Это страх держит. Что если я, например, не буду зарабатывать, то не будет любви мамы. И этот страх он бессознательный, супер-глубокий, супер-мощный, неосознанный автоматически определяет поведение. И кажется, для меня — я видел и вижу точку роста в том, чтобы признать, что такая структура с высокой вероятностью существует. Огромное количество людей ходит к психотерапевтам, им становится лучше.
Возможно, у меня такая штука тоже есть, и я ее не вижу. Я просто живу автоматически по программе и не вижу, что она есть. И начать как минимум ее изучать. Пойдут циклы обратной связи, и захочется больше. И пойдет экспоненциальный рост, будет много циклов обратной связи, будет экспоненциальный рост контакта с собой и этого танца.

<<01:30:34>>
Серж Фаге: Все так.

<<01:30:35>>
Ваня Замесин: Последняя штука, которую я хочу с тобой обсудить. Две, наверное. Твои супер-способности. Ты несколько вещей делаешь, на мой взгляд, супер-классно. Первое — это про хаос.
Про расшатывание. И я в конце спрошу тебя — вот я хочу научиться нарушать правила. Я ригидный чувак, есть Серж, я посмотрел — он классный и для него это работает. И, кажется, Серж научился. Че мне нужно делать? Это давай в конце, а давай сначала список супер-сил.
Одна из супер-сил, по которой сейчас был перерыв, и ты ее проявил — ты захотел подвигаться. Это супер-сила. Какие еще у тебя есть? И как каждую суперсилу развивать?

<<01:31:26>>
Серж Фаге: Там супер-сила была во внимательности. Потому что у меня появился маленький импульс, что что-то как-то я тут теряю концентрацию. И я практически мгновенно — как только я заметил самый маленький этот импульс, я такой — окей, давай делаем перерыв, потянусь, подвигаюсь, и включимся назад.

<<01:31:46>>
Ваня Замесин: Внимательность к себе.

<<01:31:47>>
Серж Фаге: Да.

<<01:31:48>>
Ваня Замесин: Внимательность к себе и, видимо, способность действовать из того, что услышал.

<<01:31:53>>
Серж Фаге: Готовность, да.
Готовность быстро действовать. Кстати, тут мне очень помог один чувак, Георгий с тантрой. Потому что, когда мы у него были, он сказал такую вещь, что главное — не терпеть.

<<01:32:11>>
Ваня Замесин: Да.

<<01:32:12>>
Серж Фаге: И это очень крутая концепция. У меня прямо отложилось, что как только я чувствую, что я начинаю терпеть — сразу «нет», автоматическая реакция «нет». Если мне не хочется, значит я сейчас сразу буду менять ситуацию.
Какие супер-силы… Мне кажется, что большая супер-сила — это эта способность меняться, потому что у людей есть такой миф, что нужно быть консистентным. То есть, знаешь, архетип этого — если кто-то приходит и говорит «а, Серж, ты год назад написал вот это, а сейчас ты говоришь вот это».
Да. Я как бы меняюсь постоянно, и более того, если бы я сейчас думал ровно то, что я думал год назад — то это какой-то потерянный год был, значит не было развития. А люди думают — это тоже часть этой рациональной парадигмы — люди думают, и я так думал раньше, что ключ — это то, что нужно поймать кого-то, с кем ты споришь, в какой-то логической неконсистентности. Да мир неконсистентный! Если вы не верите сумасшедшему чуваку, то просто почитайте ту же теорему Гёделя, где понятно — математика неконсистентная, математика даже нерациональная штука, потому что она в итоге основывается на аксиомах.
И я боюсь, что я здесь немного Гёделя перемучу, но ни одна структура в мире не обладает идеальной консистентностью. Поэтому на это можно, в общем-то, забить и любить меняться, любить расти, любить изменения. Любить то, что завтра, может быть, у вас будут совсем другие ценности по сравнению с теми, которые были сегодня — и это нормально.

Еще…
<<01:34:23>>
Ваня Замесин: Кажется, тебе очень легко дается действовать, несмотря на страх.

<<01:34:26>>
Серж Фаге: Да, очень легко. И у меня всегда сидит… Я учусь, скорее, бездействовать. То есть для меня это один из основных путей развития — если я не хочу, если у меня нет желания сильного чего-то делать, я буду просто сидеть и ждать, пока желание придет.
Причем желательно при этом еще замечать, что там есть такие вещи как то, что быть со своим ощущением неопределенности некомфортно. Поэтому начинает хотеться пожрать, или поиграть в компьютерные игры, или подрочить, или что вы хотите. И это просто попытка убежать от дискомфорта — с тем, что можно просто посидеть и подождать, пока что-то припрет. Еще очень важная вещь — тоже, наверное, сейчас уже супер-сила: я как-то проинтегрировал то, что со мной никогда в жизни не было ничего плохого. Никогда. Потому что каждый тяжелый опыт, который у меня был — это опыт, который привел меня в здесь и сейчас, сидящим у Вани в кресле и записывающим этот интересный подкаст. И это значит, что те вещи, которые я сейчас в себе ценю — они являются последствиями всех сложностей.
Сложностей с тем, что меня в школе пиздили, сложностей с тем, что я очень денег хотел заработать, сложностей с тем, что когда я заработал денег, я вообще хотел себя убить, потому что мне было настолько уныло то, что эти деньги не дали мне счастья. Это все было круто. И если смотреть на все моменты, все отрезки прошлого, и говорить, что все они были крутые, всегда — все они привели меня туда, где я сейчас, то очень легко посмотреть, что если у тебя 100%-ный трек-рекорд, то в будущем тоже всегда все будет круто. Я, кстати, доверять будущему полностью еще не научился. Это, наверное, самая большая вещь, которой я учусь сейчас — это именно как доверять всему себе, окружающему миру, всему, что все, что будет в будущем — тоже будет круто, и что можно не париться. И тогда можно жить в моменте.

<<01:36:55>>
Ваня Замесин: Слушай, кажется, что конкретно про будущее... Тревога — это механизм предсказания будущего с негативными сценариями. Переписать это кажется либо супер-тяжело, либо невозможно.

<<01:37:07>>
Серж Фаге: Это возможно. Это тяжело. Я вижу просто, как оно переписывается у меня, но это тяжело.

<<01:37:17>>
Ваня Замесин: Смотри, у нас есть список супер-сил. Давай пока мы не пошли к следующим…

<<01:37:21>>
Серж Фаге: Еще я бы сказал, что у меня все-таки супер-сила более практичная и ежедневная это то, что я очень хорошо коннекчусь с людьми и очень хорошо заряжаю людей энергией. И людям хочется со мной делать вместе штуки, потому что я сам заряжен, внутри меня очень силен мой внутренний ребенок, который имеет огромный объем энтузиазма, и я когда чем-то загораюсь — я загораюсь этим тотально, люди вокруг это чувствуют, они хотят со мной работать, и это дает ресурсы, достает для того, чтобы реализовывать то, что я хочу делать.
0Можно связать это с убеждением, можно связать это с каким-то танцем, но люди идут в то, куда я хочу.

<<01:38:15>>
Ваня Замесин: Давай вернемся к списку супер-сил. Что мне — я слушаю тебя, что мне нужно делать, чтобы прокачать такую же супер-силу? Давай начнем с внимательности к себе и готовность быстро действовать, не терпеть.

<<01:38:32>>
Серж Фаге: Внимательность к себе — мы говорили об этом уже, это как раз телесные практики, медитации, психотерапия, вот это все.
Готовность действовать.

<<01:38:45>>
Ваня Замесин: Готовность быстро действовать.

<<01:38:46>>
Серж Фаге: Быстро действовать. Я не знаю, как это развить — у меня это всегда было, поэтому я не понимаю. Я опять-таки — знаю, как развивать готовность не действовать. Я пытаюсь учить бездействовать. А готовность к действию откуда-то была всегда.

<<01:39:08>>
Ваня Замесин: У меня такая же штука. Я следил, как она у меня появилась — когда мне было 22 года, я просто начал делать много разного. Много разной херни. Пришла идея — просто начал в качестве эксперимента. Пришла идея — бросил какашку о стену, бросил сто какашек, и этот паттерн привился, потому что мозг переобучился, что негативных последствий почти никогда не бывает, а очень часто бывают классные, прикольные последствия, и это превратилось просто в привычку.

<<01:39:38>>
Серж Фаге: Да, еще мы тоже говорили — имеет смысл вычищать из жизни все, что не хочется.
И тогда будет больше свободного пространства, больше энергии, потому что действия — это, в общем-то, скорее про энергию, чем про время или что-либо еще. И если я в состоянии, где я полон энергии, то легко очень принимать действия, и, в частности… То есть энергия — это такая штука, которая позволяет переходить через страх, через сложность. И чем больше ее освобождается, тем больше ее можно инвестировать в то, чтобы освобождать дальше. Такой feedback loop позитивный.

<<01:40:25>>
Ваня Замесин: Про способность меняться — как прокачать? Постоянную тенденцию к изменениям.

<<01:40:32>>
Серж Фаге: Я бы сказал, что тут две части.
Во-первых, надо просто понять, что ты этого хочешь. Что ты хочешь, что ты ставишь себе такую цель — меняться. А во-вторых, мне кажется, что нужно просто идти и делать какие-то вещи, которые требуют креатива, и где ты действуешь часто в условиях полной неопределенности. Допустим, у меня — я когда перешел из того, чтобы делать it-компанию к тому, чтобы делать всякие биотехнологические штуки, я просто очень многих вещей не знал, и плюс еще там очень многих шаблонов просто нет, потому что индустрия на намного более раннем этапе. И в результате получается, что там нужно все время переизобретать какую-то модель, строить какую-то модель мира, и потом очень часто оказывается, что она нежизнеспособная.
И когда что-то ломает модель — это очень неприятно. Это очень неприятное ощущение, когда у меня была какая-то картина мира, а потом она такая - грох о скалы реальности и она разлетается на куски. И нужно иметь достаточно энергии и желания, чтобы продолжать несмотря на это идти вперед и пересобирать модель. И всегда получается, что модель пересобирается лучше, чем была раньше, потому что ты теперь интегрировал в скалы реальность, и теперь она поплывет к более большим скалам.
Я помню, как у меня чувак, с которым мы много чего делаем в этой биотехнологической истории, он такой сумасшедший MIT профессор по биоинженерии — и первый раз, когда я с ним встретился два года назад и рассказал ему какие-то свои планы в этой теме, он меня просто разнес в клочья за несколько часов. У меня потом депрессия была 3-4 дня.
То есть прямо было такое — бляяя, куда я полез, я же ничего в этом не понимаю, тут умные люди объяснили, что я хуй. И при этом я понимаю, что большинство людей — поскольку это ощущение настолько интенсивное и неприятное, то большинство людей прямо очень сильно от него пытаются уйти. И я тоже, кстати. Мне с ним все еще очень тяжело. Но я уже как-то знаю, что, когда модель разбилась о реальность — это хороший шаг, это конструктивный шаг, который добавляет в мою модель информацию из внешнего мира, и теперь я построю лучше. Более того, такие модели у очень малого числа людей есть.
Потому что почти никто не готов, чтобы их модель все время разрушалась. Поэтому есть какое-то нормальное объяснение эволюционной биологии, потому что если ты пещерный человек, у которого постоянно перестраивается модель мира, то, наверное, тебя скоро сожрет саблезубый тигр — потому что ты не очень умеешь предсказывать происходящее. И тебе нужна какая-то стабильность, чтобы ты научился про то, как все происходит. А сейчас, особенно в каких-то профессиях и обществах, где нужно именно много креатива и нужно много придумывать чего-то, что никто никогда не придумывал раньше, то нужно постоянно собирать, затем стараться даже почти искать кого-то, кто это разрушит, и затем собирать этот фидбэк. Кажется, тоже одна из больших вещей, которая нужна — это собирать от реальности фидбэк и в общем-то учиться радоваться. Или по крайней мере — вот я еще не научился радоваться, точно, но я научился терпеть негативный фидбэк и его интегрировать, просто потому что обычно это приводит к хорошему.
Просто строишь себе рациональную модель того, что в прошлом негативный фидбэк давал мне что-то улучшить, и это предотвращало какие-то проблемы. Последняя штука — это то, что я помню, что большие бизнес-проебы у меня были, скорее, когда я думал, что все круто — чем когда я думал, что есть проблемы, и постоянно искал проблемы.

<<01:45:30>>
Ваня Замесин: Да. Супер-инсайт. Я хочу чуть-чуть по-другому перефразировать то, что ты говоришь. Получается..
Способность меняться — она работает, когда ты ставишь себя в среду с высокой неопределенностью, которая вытягивает из тебя изменения. То есть например — работал на какой-то скучной монотонной работе, и идешь делать свой бизнес. Ты неизбежно — все твои старые модели, тебе придется от них отказаться и построить новые.

<<01:45:59>>
Серж Фаге: Да.

<<01:46:00>>
Ваня Замесин: А второй, кажется, ключевой компонент в том, что эта боль, эта фрустрация не убьет, ее можно пережить.

<<01:46:07>>
Серж Фаге: Это спортзал.

<<01:46:08>>
Ваня Замесин: Это спортзал, да. Ты покачался и потом три дня все болит, но оно заживет, и ты станешь сильнее.

<<01:46:14>>
Серж Фаге: Да.

<<01:46:16>>
Ваня Замесин: И давай от этого перейдем к следующей твоей супер-силе, про которую мы чуть поговорили в самом начале — про то, что, кажется, ты умеешь по-другому смотреть на негативный опыт и доставать из него много ценности.

<<01:46:33>>
Серж Фаге: Да. Потому что нет никакого негативного опыта. Есть только сложный.

<<01:46:42>>
Ваня Замесин: Эмоционально сложный?

<<01:46:43>>
Серж Фаге: Да, есть только эмоционально сложный. И эту эмоциональную сложность нужно тренировать в себе терпеть. Опять-таки — через какие-то опыты у меня было то, что я чувствовал бесконечную грусть и сидел, и рыдал. На самом деле мне в кайф сидеть и рыдать — это очень крутое ощущение. Оно классное. Или, когда я в каком-нибудь бэд-трипе, где мне очень страшно, и этот страх такой через все тело фигачит, вообще ужас.
Но при этом как-то можно посмотреть — если этот страх достаточно сильный, то в какой-то момент оно почти заставляет посмотреть на него со стороны. И я такой — слушайте, а вообще какое мое сознание крутое, если оно может придумать такой мощный страх? Это же вообще крутой супер-компьютер. А еще он придумывает разные страхи. То есть я такой думаю — ну теперь я все страхи видел. И в какой-то раз он такой — а вот теперь у тебя будет страх, что у тебя будет пульсировать голова как-то вот так. И я такой — блин, как красиво. И как-то можно эту штуку учиться терпеть или пропускать через себя. Одна из моих подруг сказала в какой-то момент такую великолепную фразу — «тебе не страшно — ты выпускаешь страх, тебе не грустно — ты выпускаешь грусть».
И это на самом деле идет поток чувства, он просто через тебя проходит. Ну дай ему проходить. Чем больше ты ему не будешь сопротивляться и дашь ему проходить, тем быстрее оно пройдет.
И учиться выпускать сложные эмоции — это очень важная штука, потому что ты понимаешь, что абсолютный панический ужас — это…

<<01:49:16>>
Ваня Замесин: Временное состояние.

<<01:49:18>>
Серж Фаге: Это просто временное состояние, это телесные ощущения, которые ходят у тебя по телу. Они очень тяжелые. Но можно просто на них смотреть и стараться… Но это очень тяжело, это исключительно тяжело.
Давайте не будем притворяться, что это не так. Это очень тяжело. Но каждый раз, когда ты это делаешь и позволяешь себе это делать — каждый раз ты прокачиваешь свои способности делать это дальше, всю свою жизнь. Каждый раз. Вот я задрот, очень любивший и время от времени любящий играть в компьютерные игры — мне очень нравились всякие РПГшки, плюс один к power. Вот пожалуйста — каждый раз, когда ты сидишь и к тебе абсолютно панический ужас какой-то приходит, а ты такой сидишь и за этим наблюдаешь — это плюс один к power. Ты себя прокачиваешь. А если ты будешь уметь эти вещи делать лучше, чем другие люди, то, конечно, если тебе важно в конвенциональной парадигме победить в конкурентной среде — ты будешь круче в конкурентной среде побеждать, если ты будешь уметь держать страх или грусть, или какие-то другие эмоции, а твои конкуренты не умеют.
Очень рациональная причина это делать.

<<01:50:52>>
Ваня Замесин: Согласен. Я согласен, что это безумно сложно — ко мне тоже приходят страхи, и супер-тяжело за ними наблюдать, супер-тяжело не вовлекаться, знать, помнить, что это временно.

<<01:51:04>>
Серж Фаге: Самое сложное — это именно вспомнить. Потому что иногда оно так сильно хватает, что я как будто становлюсь этим страхом — и вспомнить. Но каждый раз, когда ты вспоминаешь — это тренировка на будущее. Это тоже один из самых больших приколов, за что я обожаю наше сознание — это то, что, если что-то испытываешь, и хочешь этого испытывать больше, и это понимать лучше — ничего не надо делать.
Ты каждый раз когда это испытал, у тебя нейросеточка перестраивается «neurons that fire together wire together». Известный принцип сознания.

<<01:51:46>>
Ваня Замесин: Да. Давай дальше к супер-силам. Действовать несмотря на страх — мы обсудили, что делать. Никогда в жизни не было ничего плохого — кажется, обсудили.

<<01:51:57>>
Серж Фаге: Вроде да.

<<01:51:59>>
Ваня Замесин: Точнее, что нужно сделать, чтобы научиться? Нет, не обсуждали.

<<01:52:06>>
Серж Фаге: Ну это сложно, потому что нужно полюбить себя текущего. Я вот сейчас сижу, я чувствую, что у меня на руке или на ноге теплое солнце, которое светит. И мы в интересном разговоре. Я в комфортном этом кресле.
Есть хорошая энергетика. При этом я чувствую, что я инвестирую в этот разговор. В общем-то, все очень хорошо. И это значит, что все вещи, которые привели меня в текущий момент, а это бесконечно большая череда всяких обстоятельств, которые вроде как случайные, неслучайные — это уже другой вопрос.
И это значит, что если мне нравится то, что сейчас — это значит, что мне нравились все вещи, которые были в прошлом, потому что они привели меня сюда. Они сделали меня сильнее там, где они были сложными. Это связано с предыдущим пунктом. Если негативных опытов нет, а есть только сложные — тогда в жизни ничего никогда негативного не было.

<<01:53:13>>
Ваня Замесин: А если прямо сейчас хреново? И хреново так, как никогда хреново раньше не было. Какая-нибудь очень жестокая болезнь, с высокой вероятностью смерти.

<<01:53:26>>
Серж Фаге: Я не знаю, потому что я не был в такой ситуации.

<<01:53:29>>
Ваня Замесин: Вспомни какой-нибудь опыт…

<<01:53:32>>
Серж Фаге: Не, есть. Когда очень херово, то это либо утягивает в себя, либо за этим можно научиться наблюдать. Та же самая штука, да. И если за этим научиться наблюдать, то оно не херово. Оно просто сложно. Вообще, красивое чувство — сознание придумывает такие виражи того, как мне может быть херово. Или ощущение — для меня, наверное, одно из самых тяжелых ощущений это ощущение скуки.
Из-за этого глубокого стремления к действию. Когда я чувствую, что мне скучно и что-то работать не хочется, и не продуктивно, и что, опять в компьютерные игры играть? Уже наигрался, и ничего не хочется — это ощущение, оно очень неприятное. Я думаю, что я его проинтегрирую таким же образом, как страх или грусть. Но это, кстати, конкретная штука, которую я с моим психотерапевтом обсуждаю — про ощущение пустоты и скуки.

<<01:55:02>>
Ваня Замесин: Ровно такая штука у меня прямо сейчас тоже.

<<01:55:07>>
Серж Фаге: Я надеюсь, не прямо сейчас в нашем разговоре?

<<01:55:09>>
Ваня Замесин: Не, не прямо сейчас, но в целом, в жизни. Хорошо контачишь с людьми — как этому научиться?

<<01:55:16>>
Серж Фаге: О, это прям очень технический навык, который я осознанно учил очень давно.
Как-то получилось, что я был в университете… А, вот! Я подавался в четыре американских университета. И меня только один взял. Я подавался в Гарвард, Принстон, Йель и Корнелл, и меня только в Корнелл взяли. И у меня как-то сформулировало ощущение, что я как-то не очень хорошо сделал application. А там такие многомерные applications, где нужно писать эссе, сдавать тесты и писать некую резюме-форму. И я такой — так! А мне очень хотелось пойти сразу в бизнес-школу после университета, причем я хотел пойти только в Стэнфорд или в Гарвард. И я с самого начала университета такой — блин, пофейлил. Почему-то у меня пришла мысль, что нужно супер-круто скрафтить свой образ и свое резюме, и так далее. И я начал просто постоянно этим заниматься, постоянно думать, как эту одну страничку резюме сделать ее максимально impressive.
И я много времени тратил на то, чтобы это крафтить. А потом в процессе я еще пытался построить первые бизнесы, и, в частности, ходил к венчурным инвесторам, и всякое такое. И это тоже учило питчить, по сути, себя. И уже когда мне было 18 лет, я уже активно питчил свои какие-то бизнес-идеи и пытался их продать другим людям. И пытался продать себя.
И потом было достаточно позитивного фидбэка, типа того, что меня взяли в Стэнфорд, или того, что проинвестировали в компанию, которую я из Стэнфорда запустил. Мне проинвестировал самый крутой венчурный фонд в мире тогда был. Мне это дало позитивный фидбэк, и я такой — продажи крутая штука, чувак. А потом я постоянно искал всякие способы продавать лучше. Сначала я думал про конструкцию истории — я очень хорошо умею рассказывать истории. Это тоже одна из моих супер-сил, которые я относил бы в этот пункт.
Потом я начал думать про всякий body language. Но я про него думал изначально — сейчас я понимаю, про что это на самом деле, про эту энергетику, а тогда я думал, что это про то, чтобы тренировать себя держать eye contact.
Или тренировал, в том числе, - есть всякие трюки про то, что самый лучший способ выразить сильную позицию, доминантную, это смотреть людям в глаза, когда говоришь ты, и не смотреть, когда говорят они. Это так, что они тебе дают тому, что ты говоришь, внимание, а ты им нет. То есть ты повышаешь свои относительные статусы. И эта штука — это пример технических навыков, которые я много лет собирал, потому что мне очень рано в жизни показали, что чувак, если тебе 21 год, вроде ничего формально не умеешь, но тебе могут отгрузить 5 миллионов долларов за то, что ты красиво рассказал историю — ну это очень сильная мотивирующая штука. Такой: блин, какая это мощная вещь — вот эта способность убеждать.
И дальше просто долго я в это шел, и дальше как-то старался развивать. Этот навык я развивал в конвенциональной парадигме, это была такая техническая шутка — читать много книжек про это. С коучами занимался.

<<01:59:51>>
Ваня Замесин: Тоже вижу среду с огромным количеством циклов обратной связи и с очень сильной позитивной обратной связью.

<<02:00:01>>
Серж Фаге: Да. Кстати, в принципе очень важно найти — когда хочется делать большое в себе изменение, то очень важно найти какую-то точку, где можно получить какой-то quick response. Что-то, что тебе даст «ооо, эта штука работает».

<<02:00:22>>
Ваня Замесин: Что будет поддерживать следующие циклы.

<<02:00:23>>
Серж Фаге: Да, давать мотивацию.

<<02:00:27>>
Ваня Замесин: Последняя штука. Я хочу научиться расшатывать. Я про порядок — как мне научиться видеть правила, не соглашаться и расшатывать?

<<02:00:42>>
Серж Фаге: Если у тебя уже есть это желание, то эта большая часть работы уже сделана, а дальше нужно просто искать возможности и в них идти, и учиться действиям. То есть ты замечаешь, что какая-то штука — правило. И должно быть что-то, что тебе несколько некомфортно нарушать. Это может быть…

<<02:01:11>>
Ваня Замесин: А почему это важно?

<<02:01:13>>
Серж Фаге: Потому что…
Это значит, что это правило — оно правило для тебя. И ты учишься нарушать правило.

<<02:01:26>>
Ваня Замесин: Аа, эмоционально вовлечешься в это.

<<02:01:32>>
Серж Фаге: И лучше всего искать штуки, которые вызывают сильные эмоциональные ощущения. Заниматься сексом на публике — для многих людей очень сильное табу, для меня тоже было. Или сказать что-то непопулярное, сказать что-то, где то, что ты говоришь, не состыковывается с убеждениями того общества, в котором ты это говоришь. Ну, допустим — я считаю, что в России клево. А в нашем комьюнити, в той же России, часто не принято говорить, что в России клево.
И я в какой-то момент, после пары месяцев в США, когда сюда вернулся, про это написал, и это вызвало сразу какое-то бурление.
Мне кажется, что основная тема в том, что единственный способ чему-то учиться — действовать. Нельзя научиться чисто теорией, чисто бегущей строкой слов. Нужно искать возможности, и если ты поставил себе эту задачу — это значит, что ты будешь замечать возможности, где это можно потенциально сделать, и дальше можно начинать с маленьких шажков, и смотреть, что будет.
Я вообще очень часто замечаю, что какое-то правило на самом деле в голове у меня, а не у других людей даже. У тебя, я уверен, тоже так бывает, что кто-то говорит, с кем ты общаешься, и ты такой достраиваешь за этого человека какой-то негативный сценарий того, что он скажет.

<<02:03:22>>
Ваня Замесин: Да.

<<02:03:23>>
Серж Фаге: Такое, что он скажет что-то, что тебе будет сейчас неприятно. А он говорит что-то совсем другое. Что это означает? Это означает, что это ты считаешь, что эта штука, которую ты думаешь что он скажет, - это твоя мысль, твоя идея была неприятной. И с правилами тоже часто так. На самом деле часто другим людям абсолютно пофиг на то, что ты там что-то нарушил. Не пофиг тебе. А в первую очередь для того, чтобы разрушать устои, нужно разрушать устои в себе. Мне очень понравилась твоя метафора про клетку, в которой мы закованы — разрушение этой клетки это и есть движение к хаосу.
И я тоже про это писал, что очень круто, когда ты чувствуешь, что что-то некомфортно, чтобы это было таким сигналом туда идти. Мне кажется, что это путь.

<<02:04:32>>
Ваня Замесин: Кажется, тут очень похожая штука про снижение страха. Как стать смелее? Нужно делать страшное.

<<02:04:41>>
Серж Фаге: Да. Делать страшное, чувствовать страх.

<<02:04:42>>
Ваня Замесин: Да. Фундаментальный механизм кажется следующим — что ты действуешь, несмотря на страх, действуешь, испытывая страх, а потом понимаешь, что ты не разрушился и не умер. И следующий цикл проще — проще, и проще, и проще.
И здесь с правилам, кажется, точно такая же штука. То есть нарушаешь правило — и видишь, что ты не разрушился.

<<02:05:00>>
Серж Фаге: Да.

<<02:05:01>>
Ваня Замесин: Окей. Глубоко мы с тобой занырнули.

<<02:05:04>>
Серж Фаге: Очень круто.

<<02:05:05>>
Ваня Замесин: Есть что-то еще, что ты хочешь обсудить? Чем-то хочешь поделиться?

<<02:05:11>>
Серж Фаге: Наверное нет. То есть мы уже много чего интересного проговорили, так что можем закрыть.

<<02:05:19>>
Ваня Замесин: Спасибо тебе огромное.

<<02:05:20>>
Серж Фаге: Да, тебе тоже спасибо, Ваня, очень круто было.